Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

9

Михаил был в Агентстве вторым номером, правой рукой Главного, которого здесь, наверху, величали «Господин».

        Сейчас Михаил остановился перед Софией с папкой под мышкой. Она вскочила и обняла его.

        – До чего здорово снова тебя увидеть! Это ты меня вызвал?

        – Да. То есть не совсем… Подожди здесь, – сказал Михаил. – Сейчас я за тобой вернусь.

        У него был не свойственный ему напряженный вид.

        – Что происходит?

        – Не сейчас, позже объясню. Сделай милость, вынь изо рта эту конфету, прежде чем…

        Секретарша не оставила ему времени договорить: его ждали. Он заторопился дальше по коридору. Оглянувшись на ходу, он подбодрил Софию взглядом. Из большого кабинета до него уже доносились обрывки оживленного разговора.

        – Нет, только не в Париже! Там вечно бастуют, там тебе было бы куда проще: что ни день, то демонстрация! Не настаивай… Столько это длится, а они ни разу не остановились, чтобы сделать нам приятное!

        Воспользовавшись короткой паузой, Михаил поднял руку, чтобы постучать в дверь, но рука замерла в воздухе, когда голос Господина произнес еще громче:

        – Азия и Африка тоже не годятся!

        Михаил согнул указательный палец для стука, но его рука опять застыла в нескольких сантиметрах от двери, потому что в кабинете громко раздалось:

        – Никакого Техаса! Ты бы еще Алабаму предложил!

        Третья попытка Михаила постучаться оказалась такой же неудачной, хотя голос в кабинете стал тише.

        – А может, прямо здесь, как ты думаешь? Не такая уж плохая мысль… Не придется зря колесить по свету, к тому же мы давно оспариваем друг у друга эту территорию. Предлагаю СанФранциско!

        Тишина означала, что наступил удобный момент. София проводила Михаила, исчезающего за дверью кабинета, робкой улыбкой. Когда дверь за ним закрылась, София повернулась к секретарше.

        – Кажется, он взволнован?

        – Да, с самого начала западного дня, – последовал уклончивый ответ.

        – Изза чего?

        – Я многое здесь слышу, но в тайны Господина всетаки не посвящена. К тому же вы знаете правила: мне ничего нельзя рассказывать, если я дорожу своим местом…

        Секретарше стоило большого усилия промолчать целую минуту, потом она не выдержала:

        – Строго по секрету, только между нами: будьте уверены, не одному ему приходится несладко. Рафаил и Гавриил провозились всю западную ночь, Михаил присоединился к ним с наступлением восточных сумерек. Похоже, дело дьявольски серьезное.

        Софию забавлял чудной лексикон Агентства. Впрочем, мыслимое ли дело – отсчитывать здесь время в часах, когда в каждом часовом поясе на земном шаре время свое? Когда она в первый раз иронически отозвалась об этом, наставникпоручитель объяснил, что всемирный охват деятельности Агентства и языковые различия его персонала обуславливают некоторые принятые здесь специфические выражения и другие особенности. Запрещалось, к примеру, обозначать тайных агентов цифрами. Некогда Господин сам выбрал первых членов своего ближнего круга и дал им имена, и это вошло в традицию… Координации деятельности CIAи ее иерархическому построению способствовал свод простейших правил, очень далеких от принятых на земле представлений. Ангелов всегда различали по именам.

        …ибо так принято было с начала времен

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту