Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

69

инстинкт. А почему ты вернулась?

        — Потому что таков женский инстинкт.

        — Очень мило с твоей стороны.

        — Всё зависит от того, куда ты потом поведёшь меня ужинать. Думаешь, напал на след?

        На его взгляд, след казался слишком простым. Он решил, что неплохо бы Наталии созвониться с отделом контроля муниципальной патрульной службы и поинтересоваться, не мелькало ли в текущих рапортах за воскресную ночь какоенибудь упоминание о «скорой помощи».

        — Никто не гарантирован от случайной удачи, заметил он.

        Наталия сняла трубку.

        Дежурный полицейский проглядел данные на своём компьютере. Ни одного рапорта подано не было. Наталия попросила расширить поиск на весь район, но экран был нем. Дежурный искренне сожалел, но ни одна машина срочной службы не была объектом ни уличного происшествия, ни рутинного контроля в ночь с воскресенья на понедельник.

        Наталия повесила трубку, предварительно попросив сообщить, если вдруг появится новая информация.

        — Очень жаль, но у них ничего нет.

        — Ну что ж, поведука я тебя ужинать, поскольку банки ничего нового нам сегодня не сообщат.

        Они отправились в «Перри» и сели в зале, выходящем окнами на улицу.

        Джордж рассеянно слушал Наталию, поглядывая сквозь стекло на улицу.

        — Как давно мы знакомы, Джордж?

        — Это один из вопросов, которые никогда не надо задавать, красавица моя.

        — Почему?

        — В любви нет места арифметике!

        — Всётаки сколько?

        — Достаточно, чтобы ты меня выносила, и недостаточно, чтобы ты меня больше не могла выносить!

        — Нет, гораздо дольше!

        — С клиниками неувязка. Я всё время упираюсь в мотив преступления: в чём здесь интерес?

        — Ты видел её мать?

        — Нет, завтра утром.

        — Может, это она, ей надоел госпиталь.

        — Не говори глупости, только не мать, это слишком рискованно.

        — Я хочу сказать, возможно, она решила положить всему конец. Приходить каждый день и видеть своего ребёнка в таком состоянии… Иногда начинаешь думать, что лучше бы все прекратилось, начинаешь соглашаться с мыслью о смерти.

        — И ты себе представляешь, как мать проворачивает подобное дело, чтобы убить собственную дочь?

        — Нет, ты прав, это слишком дико.

        — Без мотива мы ничего не найдём.

        — Остаётся твой след — клиники.

        — Думаю, это тупик, я там ничего не чувствую.

        — Зачем ты так говоришь? Ты же хотел, чтобы я осталась с тобой поработать сегодня вечером!

        — Я хотел, чтобы ты поужинала со мной сегодня вечером! Нет, это слишком бросается в глаза. Они никогда не смогли бы повторить подобный трюк, все больницы будут начеку, а я не думаю, чтобы цена одного тела стоила такого риска. Сколько стоит почка?

        — Две почки, печень, селезёнка, сердце — все вместе около ста пятидесяти тысяч долларов.

        — Ещё дороже, чем у моего мясника, подумать только!

        — Ты отвратителен.

        — Сама видишь, это ложный путь — для клиники, даже оказавшейся на мели, сто пятьдесят тысяч долларов ничего не изменят. Нет, деньги здесь ни при чём.

        — Возможно, дело в срочной необходимости получить конкретный орган.

        Она продолжила свою мысль: для когото наличие или отсутствие нужного органа и его совместимость могли быть вопросом жизни и смерти. Люди умирают, потому что не могут

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту