Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

32

а не психоаналитиком. Что он не хочет об этом говорить, потому что это причиняет ему боль и сама тема для него слишком печальная. «Прошлое таково, каково оно есть, вот и все». Он руководит архитектурным бюро и вполне этим счастлив.

        — Мне нравится то, что я делаю, и люди, с которыми работаю.

        — Это твоя тайна?

        — Нет. Не настаивай, это принадлежит только мне. Он потерял мать рано, а отца ещё раньше. Они дали ему все лучшее, что в них было, — за то время, которым располагали. Так сложилась жизнь, в этом были и преимущества, и неудобства.

        — Я попрежнему ужасно хочу есть, хоть мы и не в Сиднее, так что поджарюка яйца с беконом.

        Артур отправился на кухню. Лорэн пошла за ним — А кто тебя растил после смерти родителей?

        — Ну что ты пристаёшь? Это совсем не интересно. У нас есть занятия поважнее.

        — А меня интересует.

        Артур возился с плитой, Лорэн стояла рядом.

        — Что тебя интересует?

        — Что произошло в твоей жизни, изза чего ты способен на подобные вещи.

        — Способен на что?

        — Плюнуть на все изза тени женщины, которую ты даже не знаешь, и даже не ради её попки — меня это заинтриговало.

        Артур начал есть.

        — Не устраивай мне сеанса психоанализа, у меня нет ни желания, ни потребности. Не ищи во мне сумеречных зон, их нет, поняла? Существует прошлое, самое что ни на есть конкретное и неизменяемое, поскольку оно прошлое.

        — Значит, у меня нет права знать тебя?

        — Да нет же, право у тебя есть, конечно есть, но ведь сейчас ты хочешь узнать моё прошлое, а не меня.

        — Думаешь, мне будет трудно слушать?

        — Нет, но это очень личное, и не слишком весёлое, и долгий разговор, и не тема для обсуждений.

        — А мы не опаздываем на поезд. Мы работали два дня и две ночи без передышки, так что можем сделать паузу.

        — Тебе бы стать адвокатом!

        — Да, но я врач! Отвечай мне.

        Он молча доел яичницу, положил тарелку в мойку и направился в гостиную. Обернулся к Лорэн, уже сидевшей на диване.

        — В твоей жизни было много женщин? — спросила она, не поднимая головы.

        — Когда любят, то не считают!

        — И ты ещё утверждаешь, что не нуждаешься в психоаналитике! А тех, кто «считается», у тебя было много?

        — А у тебя?

        — Вопрос задала я.

        Он ответил, что любил трижды, один раз подростком, второй — когда был молодым человеком, и ещё раз, уже «менее молодым человеком», в момент, когда тот превращается в мужчину, но до конца ещё мужчиной не стал, иначе они и по сегодняшний день оставались бы вместе. Она сочла ответ чистосердечным, но тут же поинтересовалась, почему все сорвалось. Потому что он был слишком цельным человеком. «Собственником?» — уточнила она, но он настаивал на слове «цельность».

        — Моя мать обучала меня с помощью историй об идеальной любви, а наличие идеалов создаёт серьёзные затруднения.

        — Почему?

        — Ты ставишь планку слишком высоко.

        — Для другого?

        — Нет, для себя.

        Ей бы хотелось получить более подробные объяснения, но он воздержался из боязни показаться старомодным и смешным. Она всё же предложила ему рискнуть. Зная, что никакая удача не поможет сменить тему, он согласился.

        — Разглядеть счастье, когда оно лежит у твоих ног, иметь смелость и решимость нагнуться, подобрать

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту