Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

20

вопрос подругому, — с улыбкой сказала Лорэн. — Вопрос: «Есть ли у вас друг?»

        — Был ли у вас друг?

        — Спасибо за прошедшее время; да, такое со мной случалось.

        — Вы не ответили.

        — Вас это касается?

        — Нет. И в конце концов, я не понимаю, зачем вмешиваюсь.

        Артур развернулся и отправился в спальню; но сначала ещё раз предложил Лорэн занять кровать — сам он может спать в гостиной. Она поблагодарила за галантность, но ей и на диване хорошо.

        Спать он пошёл слишком усталый, чтобы размышлять обо всём, что принёс этот вечер, — поговорить можно и завтра. Перед тем как закрыть дверь, он пожелал ей доброй ночи, она же спросила, как будто попросила о последнем одолжении: «Не хотели бы вы поцеловать меня в щеку?»

        Артур удивлённо наклонил голову.

        — У вас сейчас вид десятилетнего мальчика, а я всего лишь попросила вас поцеловать меня в щеку.

        Меня уже шесть месяцев никто не целовал и не обнимал, Он вернулся, приблизился к ней, взял за плечи и поцеловал в обе щеки. Она положила голову ему на грудь. Артур почувствовал себя неуклюжим и растерянным. Неловко обхватил руками её узкие бедра. Она потёрлась щекой о его плечо.

        — Спасибо, Артур, спасибо за все. А теперь постарайтесь заснуть, вы совершенно измотаны. Я вас скоро разбужу.

        Он ушёл в спальню, быстро разделся и нырнул под одеяло. Сон сморил его в несколько минут.

        Когда он заснул, Лорэн, оставшаяся в гостиной, закрыла глаза, сосредоточилась и приземлилась в хрупком равновесии на подлокотник кресла, напротив постели. Она смотрела, как он спит. Лицо Артура было безмятежно, она даже различила улыбку, таившуюся в уголках губ. Долгие минуты она глядела на него, пока сон не овладел и ею.

        Впервые после аварии Лорэн спала.

        Когда около 10 часов Лорэн проснулась, Артур ещё крепко спал.

        — О, чёрт! — вскрикнула она. Присев у кровати, Лорэн с силой потрясла Артура за плечо. — Просыпайтесь, уже очень поздно.

        Он повернулся на другой бок и проворчал:

        — Кэрол Энн, не так сильно.

        — Очень, очень любезно… Пора просыпаться. Это не Кэрол Энн, и уже пять минут одиннадцатого.

        Артур сначала приоткрыл глаза, потом вытаращил их и рывком сел в кровати.

        — Сравнение шокирует? — спросила она.

        — Вы здесь, это был не сон?

        — Могли бы и воздержаться, уж слишком все банально. Поторопились бы, уже начало одиннадцатого.

        — Что? — закричал он. — Вы же обещали меня разбудить!

        — Я не глухая. Что, Кэрол Энн этим страдала? Простите, я заснула, со мной такого не случалось с того дня. как я попала в госпиталь. Между прочим, я надеялась отпраздновать это с вами, но вижу, вы не в настроении. Идитека собирайтесь.

        — Слушайте, что это за тон?.. Вы испортили мне ночь и продолжаете в том же духе утром, я бы попросил!..

        — А вы с утра потрясающе милы; спящим вы мне нравитесь намного больше.

        — Вы устраиваете сцену?

        — И не мечтайте, одевайтесь, а то получится, что я опять буду виновата.

        — Разумеется, это вы виноваты, и будьте так любезны, выйдите, а то я под одеялом голый.

        — А… Теперь у вас приступ целомудрия?

        Артур попросил избавить его от семейной сцены, добавив в конце тирады «потому что иначе…».

        — Иначе — это часто лишнее слово! — парировала Лорэн. Она

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту