Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

14

ведь это больница, где я работаю. Но все вокруг потрясало реальностью. Я видела, как ходят люди, как Бетти открыла шкаф, достала оттуда компрессы и снова закрыла, как прошёл Стефан, потирая голову. У него нервный тик, он всегда так делает.

        Она слышала шум лифта, чувствовала запах еды, которую разносили дежурные.

        Лорэн же не видел и не слышал никто. Люди проходили рядом, даже не пытаясь обогнуть её, совершенно не замечая её присутствия. Почувствовав усталость, она вернулась в своё тело.

        В следующие дни Лорэн научилась передвигаться по госпиталю. Она подумала о столовой и тут же очутилась там, вспомнила о приёмном отделении — и оп! она уже там. После трех месяцев упражнений она уже могла удаляться от госпитального комплекса. Так она разделила ужин с французской парой в одном из своих любимых ресторанов, посмотрела половину фильма в кинотеатре, провела несколько часов в квартире матери.

        — Больше я этого не делала; было слишком тяжело находиться рядом и не иметь возможности ничего сказать.

        Кали чувствовала её присутствие и, поскуливая, бегала кругами; это доводило Лорэн до безумия.

        Тогда она вернулась сюда: в конце концов, это её дом, и здесь она чувствовала себя лучше всего.

        — Я живу в абсолютном одиночестве. Вы не представляете, что это значит — не иметь возможности ни с кем поговорить, быть совершенно прозрачной, не существовать ни в чьей жизни. Теперь понимаете, как я была удивлена и взбудоражена, когда вы заговорили со мной там, в шкафу, и когда я поняла, что вы меня видите? Не знаю, почему так случилось… Но только бы это продолжалось, только бы я могла общаться с вами, у меня накопилось столько всего, что я хотела бы высказать!

        Лихорадочный поток фраз сменился тишиной. Слезы заблестели в уголках её глаз. Она посмотрела на Артура, провела рукой себе по щеке и под носом.

        — Вы, наверно, принимаете меня за сумасшедшую?

        Артур успокоился; волнение женщины трогало, а поразительный рассказ захватил его.

        — Нет, все это, как бы сказать, волнующе, удивительно, непривычно. Я не знаю, что говорить. Я хотел бы вам помочь, но не представляю, что делать.

        — Позвольте мне остаться здесь, я буду как мышка, я вас не побеспокою.

        — Вы действительно верите во все, что рассказали?

        — А вы ни одному слову не поверили? Вы говорите себе, что напротив сидит совершенно рехнувшаяся девица? Тогда у меня нет ни единого шанса.

        Артур предложил Лорэн несложный ход,. Если бы она в полночь очутилась нос к носу с возбуждённым мужчиной, который прятался в её шкафу в ванной и пытался объяснить, что является чемто вроде привидения человека, находящегося в коме, — что бы она подумала и как бы реагировала?

        Лицо Лорэн смягчилось, сквозь слёзы пробилась улыбка. Наконец она признала, что первым делом она бы безусловно заорала; так что у него есть смягчающие обстоятельства.

        Он поблагодарил.

        — Артур, умоляю вас, вы должны мне поверить. Такое нельзя выдумать.

        — Вовсе нет, мой компаньон вполне способен сочинить штуку и похлеще.

        — Да забудьте, наконец, про своего компаньона! Он здесь ни при чём, это не розыгрыш…

        Когда Артур поинтересовался, откуда она знает его имя, она ответила, что была здесь задолго до его переезда. Так, она видела его

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту