Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

5

На стройной левой ноге видно было искривление, окружённое большой гематомой, — значит, перелом. Других ушибов на первый взгляд не было.

        — Давай присоски и капельницу, у неё нитевидный пульс и нет давления, дыхание 48, рана на голове, закрытый перелом левого бедра с внутренним кровотечением. Две шины давай… Знакомая? Из наших?

        — Я её видел, интерн в неотложке, работает с Фернштейном. Единственная, кто его не боится.

        Филипп не отреагировал на последнее замечание. Фрэнк прикрепил семь присосок с датчиками от монитора на грудь женщины, соединил каждую из них проводом определённого цвета с портативным электрокардиографом и подключил прибор. Экран тут же засветился.

        — Что на мониторе? — спросил Филипп.

        — Ничего хорошего, она уходит. Давление 80 на 60, пульс 140, губы цианозные, я готовлю эндотрахеальную трубку номер семь, будем интубировать.

        Доктор Стерн только что ввёл катетер и протянул бутыль с раствором полицейскому.

        — Держите это повыше, мне нужны обе руки.

        На секунду переключившись с полицейского на своего напарника, он велел ввести пятьсот миллиграммов адреналина в перфузионную трубку и немедленно подготовить дефибриллятор. В тот же момент температура Лорэн начала резко падать, а сигнал электрокардиографа стал неровным. В нижнем углу зелёного экрана замигало красное сердечко, мигание сопровождалось коротким повторяющимся писком — сигнал, предупреждающий о неизбежной фибрилляции.

        — Ну красотка, держись! Гдето внутри кровит. Какой у неё живот?

        — Мягкий, может, кровотечение в ноге. Готов к интубации?

        Меньше чем за минуту Лорэн была интубирована, на дыхательную трубку надели переходник. Стерн запросил общие показатели, Фрэнк ответил, что дыхание стабильное, давление упало до 50. Не успел он закончить фразу, как вместо короткого писка аппарат разразился пронзительным свистом.

        — Готово, у неё фибрилляция, давай 300 миллиампер. — Филипп схватил электроды за ручки и потёр друг о друга.

        — Нормально, ток есть, — крикнул Фрэнк.

        — В сторону, даю электрошок!

        Под действием разряда тело резко выгнулось животом к небу и снова распласталось.

        — Нет, не действует.

        — Разряд 300, ещё раз.

        — Подымай до 360, давай.

        — В сторону!

        Тело дёрнулось, выгнулось и снова упало без движения.

        — Дай мне ещё пять миллиграммов адреналина и разряд на 360. В сторону!

        Новый разряд, новая судорога.

        — Все равно идёт фибрилляция! Мы её теряем, сделай единицу лидокаина в перфу и ещё разряд.

        В сторону!

        Тело подбросило.

        — Впрыскиваем пятьсот миллиграммов бериллиума, и немедленно готовь разряд на 380!

        Ещё один электрошок, сердце Лорэн вроде бы начало реагировать на введённые лекарства, появился стабильный ритм, но лишь на несколько мгновений: свист, оборвавшийся на несколько секунд, возобновился с новой силой.

        — Остановка сердца! — крикнул Фрэнк.

        Тут же Филипп исступлённо начал делать непрямой массаж сердца и искусственное дыхание.

        Не прекращая попыток вернуть женщину к жизни, он умолял: «Не будь идиоткой, сегодня отличная погода, вернись, что мы тебе сделали плохого…» Потом приказал напарнику готовить разряд. Фрэнк попытался охладить его пыл брось, мол, это уже ни к чему. Но Стерн не отступал;

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту