Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

119

последним, услышал свист и оглянулся. Изза ствола дерева высунулась голова Матиаса. Он жестом попросил мальчика тихонько подойти к нему. Луи быстро глянул на дам, шагавших впереди него, и подбежал к скамейке, где его уже ждал Матиас.

        – Ты что здесь делаешь? – спросил мальчик.

        – А что здесь делает Софи? – вопросом на вопрос ответил Матиас.

        – Я не могу тебе сказать, это секрет!

        – Подумать только, а когда я заметил, как один маленький мальчик отодрал чешуйку у динозавра в музее, я никому ничего не сказал!

        – Ну, это ж совсем другое дело, динозаврто и так мертвый.

        – А почему это секрет, что Софи здесь? – настаивал Матиас.

        – В самом начале, когда ты разошелся с Валентиной и тайком приходил повидаться с Эмили в Люксембургский сад, это ж тоже был секрет, верно?

        – А, понимаю… – протянул Матиас.

        – Да нет, ничего ты не понимаешь! С тех пор, как вы поругались с Софи, она по нас скучает, и я тоже по ней скучаю.

        Мальчик вскочил.

        – Ладно, мне надо идти, они заметят, что меня нет.

        Луи отошел на несколько шагов, но Матиас окликнул его:

        – Наш разговор тоже секрет, договорились?

        Луи кивнул и подтвердил обещание, торжественно приложив руку к сердцу. Матиас улыбнулся и кинул ему пакет с выпечкой:

        – Там остались две плюшки с изюмом, поделишься с моей дочкой?

        Мальчик глянул на него с сожалением.

        – И что я скажу Эмили – что твои плюшки на дереве выросли? Старик, ты действительно совсем не умеешь врать!

        Он бросил пакет обратно и удалился, покачивая головой.

       

* * *

       

        Вечером, вернувшись домой, Матиас застал Эмили и Луи перед телевизором. Шли мультфильмы. Антуан готовил на кухне ужин. Матиас направился к нему и скрестил руки на груди.

        – Может, я чегото не понимаю? – вопросил он, указывая на включенный телевизор. – Я что сказал?

        Оторопевший Антуан поднял голову.

        – Никакого телевизора! Получается, что я говорю, что не говорю – всем все равно? Ну это уж слишком! – возопил он, воздев руки к небесам.

        С дивана Эмили и Луи наблюдали за сценой.

        – Мне бы всетаки хотелось, чтобы в этом доме относились с уважением и ко мне, и к тому, что я говорю. И когда я принимаю какоето решение относительно детей, я рассчитываю на твою поддержку. а то здорово получается: один все время наказывает, а другой добренький и все разрешает!

        Антуан, который и до того не сводил с Матиаса глаз, даже перестал помешивать свое рагу.

        – Это проблема согласия в семье! – провозгласил Матиас, запустив палец в кастрюлю и подмигнув при этом другу.

        Инцидент был исчерпан, и все расселись за столом. После ужина Матиас поднялся уложить Эмили.

        Он прилег рядом с ней и рассказал самую длинную историю из всех, какие знал. Теодор, кролик, наделенный волшебными свойствами, увидел, как в небе орел летает кругами (у бедной птицы с самого рождения одно крыло было короче другого… на несколько перьев). Эмили засунула большой палец в рот и прижалась к отцу.

        – Ты спишь, моя принцесса? – прошептал Матиас.

        Он тихонько сполз с кровати. Встав на колени, он погладил волосы дочки и долго смотрел, как она спит.

        Одну руку Эмили положила на лоб, другая так и осталась в руке отца. Время от времени ее губы вздрагивали, словно она собиралась чтото сказать.

        – Как

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту