Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

117

по главной улице, толкнул дверь в мастерскую стекольщика и предъявил квитанцию. Его заказ был готов. Подмастерье, который взял у него квитанцию, на секунду вышел и вернулся с пакетом под мышкой. Джон аккуратно снял оберточную бумагу и вынул фотографию в рамке. В посвящении на фотографии значилось: «Моей дорогой Ивонне, с самой искренней дружбой. Эрик Кантона». Джон жестом поблагодарил работавших в мастерской и забрал фотографию с собой. Сегодня вечером он повесит ее в большой комнате на втором этаже.

       

* * *

       

        Этим же вечером, пока Матиас готовил ужин, Антуан смотрел телевизор вместе с детьми. Эмили завладела пультом и принялась переключать каналы. Протирая стаканы, Матиас узнал голос журналистки, которая рассказывала о французской общине, обосновавшейся в Англии. Он поднял голову и увидел, как слева от лица Одри высветилась шкала громкости. Антуан вытащил пульт из рук Эмили.

       

* * *

       

        В Париже в студии телеканала директор отдела информации, выходя с планерки, разговаривал с молодой журналисткой. После их ухода в комнату зашел техник.

        – Ну как? – спросил Натан. – Порядок, все подписано, тебе дали собственную передачу?

        Одри утвердительно кивнула.

        – Тебя проводить?

        И Одри кивнула опять.

       

* * *

       

        В середине ночи, пока Софи перечитывала письма, одна в своей подсобке, Ивонна доверила Энии, сидевшей на краешке ее кровати, коекакие секреты своей жизни и рецепт своего карамельного крема.

       

XIX

       

        Уставившись в пустоту, Матиас крутил ложечкой в кружке с кофе. Антуан присел рядом и отнял ложку.

        – Ты что, плохо спал? – спросил он.

        Луи спустился из своей комнаты и сел к столу.

        – Ну что она там застряла, моя дочь? Мы опоздаем в школу.

        – Она вот идет, – сообщил Луи.

        – Говорят не «вот идет», а «сейчас идет», – поправил его Матиас, повышая голос.

        Он поднял голову и увидел, как Эмили съезжает по перилам.

        – Немедленно слезь оттуда, – заорал Матиас, вскакивая на ноги.

        Насупившись, девочка забилась в угол дивана в гостиной.

        – Сил моих больше нет с тобой! – продолжал орать ее отец. – Немедленно садись за стол!

        Эмили послушалась и с дрожащими губами уселась на стул.

        – Ты совершенно избаловалась, тебе все надо повторять по сто раз или мои слова больше до тебя не доходят? – продолжал Матиас.

        Сбитый с толку Луи вопросительно глянул на отца, тот взглядом посоветовал ему притвориться прозрачным.

        – И не надо на меня смотреть с таким видом! – горячился Матиас, распаляясь все больше. – Ты наказана! Сегодня вечером, когда вернешься… домашние задания, ужин и немедленно спать, никакого телевизора, ясно?

        Девочка ничего не ответила.

        – Ясно или нет? – не отступал Матиас, еще больше повышая голос.

        – Да, папа, – пролепетала Эмили с полными слез глазами.

        Луи взял свой ранец, испепелил Матиаса взглядом и потащил подругу к выходу. Антуан без единого слова забрал из вазочки ключи от машины.

        Доставив детей в школу, Антуан припарковал свой «остин» у дверей книжного магазина. В тот момент, когда Матиас вылезал из машины, он придержал его за локоть.

        – Я хорошо понимаю, как тебе сейчас скверно, но ты слегка перегнул с дочерью этим утром.

        – Когда я увидел, как она забирается на перила, я испугался, здорово испугался,

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту