Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

115

отсюда? – взмолился Антуан.

        Но Матиас уже встал и ждал его у гардероба. Разговор возобновился в такси, которое везло их домой.

        – Мне кажется, что сама мысль прикадрить когото всегда нагоняла на меня скуку.

        – Ты скучал с Каролиной Леблон?

        – Нет, когда я был с Каролиной Леблон, изза меня скучал ты.

        – Скажи, ведь может женщина сделать с тобой в постели такое, что ты просто с ума сойдешь?

        – Да: спрятать пульт от телевизора.

        – Тебя просто усталость одолела, и ничего больше. – Значит, я чертовски давно устал. Я же видел этих типов в ночном клубе: они как волки, почуявшие добычу. А меня это больше не развлекает, да и никогда не развлекало. Я подругому устроен; если женщина разглядывает меня с противоположного конца барной стойки, то мне потребуется полгода, чтобы набраться смелости и подойти к ней. И потом, сама мысль, что я проснусь рядом с кемто в постели, а никакого чувства и в помине нет… я так уже не могу.

        – Завидую тебе, ты хоть представляешь, какое счастье знать, что ктото любит тебя, а не только хочет? Прими себя таким, какой ты есть, твоя проблема вовсе не в отсутствии желания.

        – Но это же чистая физиология, Матиас – уже три месяца у меня даже по утрам ничего не стоит. Хоть раз услышь то, что я тебе пытаюсь сказать: у меня больше нет желания!

        Глаза Матиаса наполнились слезами.

        – Что с тобой? – опешил Антуан.

        – Это изза меня? – спросил Матиас, плача.

        – Ты совсем сдурел, что еще ты вбил себе в голову? Это не имеет к тебе никакого отношения, говорю же, все дело во мне!

        – Это потому, что я тебе продохнуть не даю, ведь так?

        – Да прекрати же, в концето концов! Ты просто псих!

        – Вовсе нет, это я виноват, что у тебя не стоит!

        – Ну вот, опять ты за свое! Ты просишь, чтобы я говорил о себе, но что бы я ни говорил и ни делал, разговор сводится к тебе! Клинический случай, и только. Ну давай, чего время терять, расскажи мне, что тебя так беспокоит! – заорал Антуан.

        – Ты правда хочешь?

        – За такси платишь ты!

        – Тебе кажется, с Одри мне не хватило смелости? – спросил Матиас.

        – Дай сюда твой бумажник!

        – Зачем?

        – Мы ж договорились, что за такси платишь ты, забыл? Так что давай бумажник!

        Матиас повиновался, Антуан открыл бумажник и достал из кармашка маленькую фотографию, на которой улыбалась Валентина.

        – Тебе не смелости не хватило, а здравого смысла! Переверни страницу, раз и навсегда, – проговорил Антуан, расплачиваясь с водителем деньгами Матиаса.

        Он убрал фотографию на место и вышел из машины, которая прибыла по нужному адресу.

       

* * *

       

        Когда Антуан и Матиас вошли в дом, они услышали мерный посвист. Антуан, который не зря потратил десять лет на изучение архитектуры, сразу же определил этот звук, как утечку горячего воздуха из дырявого радиатора. По его прикидке, бойлер испускал дух. Матиас обратил его внимание, что шум идет не из подвала, а из гостиной. Изза края дивана высовывалась пара носков, которая двигалась в гармоничном соответствии с ритмом храпа, всполошившего друзей. Вытянувшись во всю длину, Даниэль мирно спала.

        Когда Даниэль отбыла, два друга открыли бутылочку бордо и в свою очередь устроились на диване.

        – Как хорошо дома! – воскликнул Матиас, вытягивая ноги.

        А поскольку Антуан

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту