Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

113

что самое ужасное? Что именно изза всего этого я и влюбилась в тебя с самого начала. А теперь иди, выполняй свой долг и оставь меня в покое.

        Опустив руки, Антуан смотрел, как Софи уходит от него, одна, в пижаме, по направлению к Олд Бромптонроуд.

       

* * *

       

        Вернувшись в дом, он обнаружил Матиаса, сидящего в саду.

        – Мы оба должны дать себе второй шанс.

        – С этими вторыми шансами никогда ничего хорошего не получается, – проворчал Антуан.

        Матиас достал сигару из кармана, снял с нее обертку, повертел в руках и раскурил.

        – Это верно, – признал он, – но мы – другое дело, мы же не спим друг с другом!

        – Ты прав, это действительно огромное преимущество! – насмешливо согласился Антуан.

        – А чем мы рискуем? – спросил Матиас, разглядывая завитки дыма.

        Антуан встал, отобрал сигару у Матиаса. Он пошел к дому, но вернулся с порога.

        – Ладно, хватит шуток!

        И зашел в гостиную, выпустив изо рта огромный клуб дыма.

       

* * *

       

        Благие намерения следовало воплотить на практике не откладывая, а значит, начиная с завтрашнего дня. Взбивая шампуневую пену на волосах, Матиас во все горло распевал в своей ванной арию из «Травиаты», хотя на душе было муторно. Большим пальцем ноги он повернул кран, чтобы вода шла погорячее. Струйка, льющаяся в ванну, была совсем ледяной. По другую сторону стены Антуан, с резиновой шапочкой на голове, тер себе спину волосяной щеткой под обжигающим душем. Матиас зашел на половину Антуана, открыл дверцу душа, выключил горячую воду и вернулся к себе в ванную, оставляя по пути вереницу маленьких клочков пены на паркете.

        Час спустя оба встретились на площадке второго этажа, в одинаковых домашних халатах, застегнутых на все пуговицы. Каждый направился в комнату своего ребенка, чтобы уложить его спать. Оказавшись вновь на площадке, они скинули халаты на пол и, шагая в ногу, спустились по лестнице – на этот раз в трусах, носках и белых рубашках при бабочках. Они натянули брюки, висевшие на спинке большого кресла, завязали шнурки на ботинках и, наконец, уселись на диван в гостиной, рядом с няней, вызванной по такому случаю.

        Оторвавшись от кроссворда, Даниэль позволила своим очкам соскользнуть на кончик носа и по очереди оглядела их.

        – Не позже часа ночи!

        Оба мужчины вскочили и направились к входной двери. Когда они уже готовы были покинуть дом, Даниэль заметила халаты, валявшиеся на ступеньках, и поинтересовалась, не знают ли они слова из шести букв, означающего «большой беспорядок».

        На дискотеке было полно народа. Матиаса прижало к бару, куда с трудом пробирался Антуан.

        Некое создание, казалось, сошедшее со страниц модного журнала, подняло руку, пытаясь привлечь внимание бармена. Матиас и Антуан обменялись взглядами, но дело выглядело вполне безнадежным. Даже если один из них и набрался бы духу заговорить с ней, грохот музыки свел бы всю затею к нулю. Наконец бармен осведомился у молодой женщины, что она желает выпить.

        – Все равно что, лишь бы в стакане был бумажный зонтик, – ответила та.

        – Пойдем отсюда? – прокричал Антуан на ухо Матиасу.

        – Последний, кто доберется до гардероба, платит за ужин, – отвечал Матиас, безуспешно стараясь перекричать голос Паффа Дэдди.

        Им потребовалось почти полчаса, чтобы пересечь зал. Очутившись

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту