Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

112

в замке. Матиас положил свой бумажник в вазочку для содержимого карманов у входа. Устроившись в кожаном кресле, Антуан читал при свете лампы на круглом столике.

        – Извини, уже поздно, но у меня было чертовски много работы.

        – Мммм.

        – Что?

        – Ничего, у тебя чертовски много работы каждый вечер.

        – Ну да, у меня чертовски много работы!

        – Говори потише, Софи спит в кабинете.

        – Вы кудато ходили?

        – О чем ты говоришь?… Ей стало нехорошо.

        – Господи, чтонибудь серьезное?

        – Ее стошнило, и она потеряла сознание.

        – Она что, съела твой шоколадный мусс?

        – Женщина, у которой тошнота и обмороки, – тебе пояснения в письменном виде или титрами?

        – Вот черт! – воскликнул Матиас и рухнул в кресло напротив.

       

* * *

       

        Поздно ночью Антуан и Матиас сидели друг напротив друга за столом на кухне. Матиас так и не поужинал. Антуан достал бутылку красного вина, корзинку с хлебом и тарелку с сырами.

        – Это просто потрясающе – наш двадцать первый век, – заметил Матиас. – Люди разводятся изза любого пустяка, женщины заводят детей от проезжих серфингистов, а потом еще говорят, что нам не хватает той уверенности в себе, что была прежде…

        – Да, а еще мужчины иногда живут вместе, под одной крышей… ты собираешься вылить мне на голову всю хрень, которая у тебя накопилась?

        – Передай масло, – попросил Матиас, решивший приготовить себе бутерброд.

        Антуан откупорил бутылку.

        – Ей нужно помочь, – заявил он, наливая стакан.

        Матиас отобрал у него бутылку и налил себе тоже.

        – И что ты собираешься делать? – поинтересовался он.

        – Отца нет… Я признаю ребенка своим.

        – А почему ты? – возмутился Матиас.

        – Из чувства долга, и потом, я сказал первым.

        – Ну вот, две убедительные причины.

        Матиас подумал еще несколько секунд и залпом выпил стакан Антуана.

        – В любом случае это не можешь быть ты, она никогда не захочет, чтобы отцом ее ребенка был слепец, – заявил он с улыбкой на губах.

        Друзья молча смотрели друг на друга, потому что Антуан явно не понял намека. Матиас продолжил:

        – Уже сколько времени ты пишешь письма самому себе?

        Дверь кабинета распахнулась, появилась Софи в пижаме, с покрасневшими глазами и обвела взглядом обоих папаш.

        – Ваш разговор просто отвратителен, – бросила она им в лицо.

        Она сгребла свои вещи, засунула ворох себе под мышку и вышла на улицу.

        – Видишь, именно об этом я и говорил, ты совершенно слеп! – повторил Матиас.

        Антуан кинулся вон из дома. Софи уже шагала вдалеке по тротуару, но в конце концов он нагнал ее. Она продолжала идти к бульвару.

        – Да стой же! – взмолился он, обнимая ее.

        Их губы сблизились, коснулись друг друга, и они впервые поцеловались. Поцелуй длился и длился, потом Софи подняла голову и посмотрела на Антуана.

        – Я не хочу больше тебя видеть, Антуан, никогда больше, и его тоже.

        – Не говори ничего, – прошептал Антуан.

        – Ты устраиваешь ужины на десять человек, но сам не садишься за стол; ты едва сводишь концы с концами, но ремонтируешь ресторан Ивонны; ты завел общее хозяйство с твоим лучшим другом, потому что он чувствовал себя одиноко, хотя тебе самому этого понастоящему не хотелось; и ты действительно веришь, что я позволю тебе воспитывать моего ребенка? А знаешь,

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту