Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

109

видеть?

        – Отчего же, – возразила она, – ты сможешь видеть меня по телевизору.

        Она дала знак водителю трогаться, и Матиас смотрел, как такси исчезает в ночи.

        Он пошел обратно к дому по пустынной улице. Ему казалось, он различает следы Одри на мокром тротуаре. Он прислонился к дереву, взялся обеими руками за голову и сполз вниз по стволу.

       

* * *

       

        Гостиная освещалась только маленькой лампой, стоящей на круглом столике. Антуан ждал, сидя в большом кожаном кресле. Матиас зашел в дом.

        – Признаюсь, раньше я был против, но теперь… – воскликнул Антуан.

        – Ну да, теперь… – повторил Матиас, падая в кресло напротив.

        – Ну нет, потому что теперь, честное слово… она просто замечательная!

        – Ну что ж, если ты так считаешь, тем лучше! – отвечал Матиас, сжимая зубы.

        Он встал и направился к лестнице.

        – Я тут спросил себя, мы ее случайно не напугали немного? – забеспокоился Антуан.

        – Можешь себя больше не спрашивать!

        – Мы немного смахивали на парочку, тебе не показалось?

        – Да нет, с чего ты взял? – удивился Матиас, повышая голос.

        Он подошел к Антуану и взял его за руку.

        – Вовсе нет! А главное, ты же ничего для этого не сделал… Вот так мы больше похожи на парочку? – поинтересовался он, похлопывая его по ладони. – Успокойся, это совсем не похоже на парочку, – повторил он, похлопывая его снова. – Она такая замечательная, что только что меня бросила!

        – Погоди, не вали все на меня, тут и дети свое добавили.

        – Заткнись, Антуан! – бросил Матиас и пошел к входной двери.

        Антуан догнал его и придержал за рукав:

        – А чего ты ждал? Что ей это будет легко? Когда, наконец, ты перестанешь смотреть на мир только сквозь свои крошечные зрачки?

        Но когда он заговорил о его глазах, то увидел, как они наполняются слезами. Его гнев тут же утих. Он взял Матиаса за плечо и дал ему излить свое горе.

        – Мне правда очень жаль, старина, ну ладно, успокойся, – говорил он, прижимая друга к себе, – может, еще не все потеряно?

        – Нет, все кончено, – проговорил Матиас, выходя из дома.

        Антуан позволил ему уйти. Матиасу было необходимо побыть одному.

        Он остановился на перекрестке с Олд Бромптон, именно здесь в последний раз они брали такси вместе с Одри. Чуть подальше он прошел мимо мастерской настройщика роялей: Одри както призналась, что в свое время играла на пианино и мечтает возобновить занятия; но в витринном стекле отразилось только его собственное лицо, вызывавшее у него отвращение.

        Ноги донесли его до Бьютстрит. Он заметил лучик света, пробивавшийся изпод металлической шторы на ресторане Ивонны, зашел в тупик и постучал в служебную дверь.

       

* * *

       

        Ивонна положила карты и встала.

        – Извините, я на минутку, – обратилась она к подругам.

        Даниэль, Колетт и Мартина хором заворчали. Если Ивонна встанет изза стола, то потеряет свою ставку.

        – У тебя гости? – спросил Матиас, заходя на кухню.

        – Можешь поиграть с нами, если хочешь… С Даниэль ты уже знаком, она не любит уступать, но все время блефует, Колетт слегка навеселе, а с Мартиной легко справиться.

        Матиас открыл холодильник.

        – У тебя есть чтонибудь пожевать?

        – Осталось немного жаркого с ужина, – кивнула Ивонна, разглядывая Матиаса.

        – Я бы предпочел чтонибудь

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту