Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

108

ни малейшего внимания на убийственный взгляд, который послал ему Матиас, Антуан подвинул свой стул, чтобы дать Одри пройти.

        – Давайте я вам помогу, – настояла она, когда Антуан попытался забрать у нее из рук тарелки.

        – Значит, вы всегда работали журналисткой? – приветливо поинтересовался он, открывая кран.

        – С пяти лет, – со смехом подтвердила Одри.

        Матиас встал, взял полотенце из ее рук и настоял, чтоб она вернулась в гостиную. Одри присоединилась к детям на диване. Как только она отошла, Матиас наклонился к уху Антуана:

        – А ты, кретин, всегда был архитектором? Продолжая его игнорировать, Антуан обернулся, чтобы посмотреть на Одри. Эмили и Луи прижались к ней, и по тому, как они пристраивали головы, было ясно, что сон уже на подходе.

        Одри смотрела, как мужчины поднимаются по лестнице, неся на руках каждый своего ангелочка с сонным личиком. Когда они добрались до площадки, ни один из отцов не заметил, как дети подмигнули друг другу. А когда через несколько минут папы спустились вниз, Одри в плаще ждала их посреди гостиной.

        – Мне пора, уже поздно, – заявила она. – Спасибо большое за этот вечер.

        Матиас снял с вешалки свое габардиновое пальто и объявил Антуану, что он пойдет проводить ее.

        – Я буду очень рада, если однажды вы поделитесь со мной рецептом вашего мусса, – сказала Одри, целуя Антуана в щеку. Она спустилась с крыльца под руку с Матиасом, и Антуан закрыл входную дверь.

        – Возьмем такси на Ом Бромитонроуд, – предложил Матиас. – Все прошло хорошо, да?

        Одри молчала, прислушиваясь к гулкому эху их шагов на пустынной улице.

        – Ты очень понравилась Эмили.

        В знак согласия Одри чуть заметно кивнула.

        – Я хочу сказать, – добавил Матиас, – что если ты и я…

        – Я поняла, что ты хотел сказать, – прервала его Одри.

        Она остановилась и повернулась к нему лицом:

        – Мне сегодня позвонили из редакции. Меня приняли в штат.

        – А это хорошая новость? – спросил Матиас.

        – Очень! У меня наконецто будет собственная еженедельная передача… в Париже, – добавила она, опустив глаза.

        Матиас посмотрел на нее с нежностью.

        – Полагаю, ты долго за это боролась?

        – С пяти лет… – кивнула Одри с робкой улыбкой.

        – Жизнь не простая штука, верно? – подхватил Матиас.

        – Непросто делать выбор, – возразила Одри. – Ты мог бы вернуться жить во Францию?

        – Ты это серьезно?

        – Пять минут назад вон там, на тротуаре, ты собирался сказать мне, что любишь меня, ты это серьезно?

        – Конечно, серьезно, но ведь есть Эмили…

        – Я очень хочу полюбить ее, твою Эмили… но в Париже.

        Одри подняла руку, и такси остановилось у бортика тротуара.

        – И потом, книжный магазин… – пробормотал Матиас.

        Она приложила руку к его щеке и отступила к дороге.

        – Это просто замечательно, то, как вы устроили дом вместе с Антуаном; тебе очень повезло, ты нашел свою точку равновесия.

        Она села в машину и быстро закрыла за собой дверцу. Опустив стекло, посмотрела на Матиаса, потерянно стоящего на тротуаре.

        – Не звони мне, это и так трудно, – попросила она грустным голосом. – У меня твой голос на автоответчике, я еще несколько дней буду его слушать, обещаю, а потом сотру.

        Матиас шагнул к ней, взял ее руку и поцеловал.

        – Значит, у меня больше нет права тебя

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту