Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

104

счастлива?

        – Ты и сама все отлично знаешь, ты же звонишь ей каждый день.

        Валентина потянулась и зевнула.

        – Хочешь еще чашечку? – спросил Матиас, поворачиваясь к электрокофеварке.

        – Она бы мне совсем не помешала, ночь была очень короткой.

        – Ты вчера поздно приехала?

        – Не особенно, но я мало спала… слишком не терпелось увидеть дочь. Ты уверен, что я не могу подняться поцеловать ее? Это просто пытка.

        – Если хочешь испортить ей все удовольствие, давай, но лучше потерпи, пусть сама спустится. Она приготовила свой наряд еще с вечера, перед тем как пойти спать.

        – В любом случае, на мой взгляд, сам ты в полной форме, даже в халате, – заметила Валентина, прикасаясь рукой к щеке Матиаса.

        – Я в порядке, Валентина, я в порядке. Валентина катала по кухонной стойке кусочек сахара.

        – Я снова начала брать уроки игры на гитаре, знаешь?

        – Очень хорошо, я всегда говорил тебе, что не надо было бросать.

        – Я думала, ты придешь ко мне в гостиницу вчера, ты же знал номер комнаты…

        – Этого больше не будет, Валентина…

        – У тебя ктото есть? Матиас кивнул.

        – И это настолько серьезно, что ты хранишь верность? Значит, ты действительно изменился… Ей повезло.

        Эмили скатилась по лестнице, промчалась через гостиную и бросилась в объятия матери. Мать и дочь слились в вихре поцелуев, Матиас смотрел на них, и неудержимая улыбка на его лице свидетельствовала, что никакие годы не стирают страниц, исписанных вместе.

        Валентина взяла дочь за руку. Матиас проводил их. Он уже открыл входную дверь, но Эмили забыла рюкзак в своей комнате. Пока она за ним бегала, Валентина дожидалась ее на крыльце.

        – Я приведу ее обратно к шести часам. Хорошо?

        – Насчет пикника с дочерью, поступай как знаешь, но я обычно срезаю ей корки с хлеба. Ладно, сегодня с ней ты, и делай что хочешь… но она больше любит без корок.

        Валентина ласково погладила его по щеке:

        – Расслабься, мы с ней какнибудь разберемся. И перегнувшись через его плечо, она крикнула Эмили, чтобы та поторапливалась:

        – Давай скорее, милая, мы теряем время!

        Но девочка уже взяла ее за руку и потянула на тротуар.

        Валентина вернулась к Матиасу и наклонилась к его уху:

        – Я счастлива за тебя, ты этого стоишь, ты потрясающий мужчина.

        Матиас постоял несколько секунд на крыльце, глядя, как Эмили и Валентина уходят вдаль по Клервилгроув.

        Когда он вернулся в дом, зазвонил его мобильник. Он начал шарить вокруг, но трубки нигде не было. Наконец он увидел его на подоконнике, успел нажать на кнопку и мгновенно узнал голос Одри.

        – При свете дня, – сказала она грустным голосом, – фасад еще красивей, а твоя жена просто восхитительна.

        Молодая журналистка, которая выехала на рассвете из Эшфорда, чтобы доставить приятный сюрприз мужчине, в которого влюбилась, отключила свой телефон и тоже покинула Клервилгроув.

       

XVI

       

        В такси, которое увозило ее в БрикЛэйн, Одри убеждала себя, что лучше, наверно, вообще больше никогда не любить. Все стереть из памяти, забыть обещания, выплюнуть яд со вкусом предательства. Сколько дней и ночей понадобится на этот раз, чтобы рана затянулась? Главное, не думать сейчас о грядущих уикэндах. Снова научиться сдерживать внезапно забившееся сердце, когда на улице за поворотом

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту