Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

102

– Я же не сказал, что она заболела, я только сказал, что ей приснился кошмар. Вы этого и добивались с вашими историями о привидениях.

        – Скажи на милость, ты случайно не забыл, почему мы отправились в Шотландию, а?

        – На будущий уикэнд я начинаю работы у Ивонны.

        – Ты над этим сейчас корпишь?

        – В том числе!

        – Покажешь мне? – полюбопытствовал Матиас, стягивая куртку.

        Антуан открыл папку с рисунками и разложил чертежи разных проекций перед другом. Матиас пришел в восторг.

        – Это будет потрясающе; как же она обрадуется!

        – И есть чему!

        – А за работы платишь попрежнему ты?

        – Я не хочу, чтоб она об этом знала, ты хорошо понял?

        – А проект дорогой?

        – Если не считать гонорара агентства, можно сказать, что я теряю весь доход с двух других строек.

        – А ты можешь себе это позволить?

        – Нет.

        – Тогда зачем ты это делаешь? Антуан долго вглядывался в Матиаса.

        – Ты ведь именно этим и занимался весь вечер – оказывал моральную поддержку другу, которого бросила жена, потому что и сам тяжело переживаешь свой развод.

        Матиас ничего не ответил, склонился над рисунками и еще раз прикинул, на что скоро будет похож обновленный зал.

        – Сколько там всего стульев? – спросил он.

        – По количеству посадочных мест, а их семьдесят шесть!

        – Так сколько получается стульев?

        – А зачем тебе? – не понял Антуан.

        – Затем, что стулья ей подарю я…

        – А ты не хочешь пойти в сад и выкурить отличную сигару? – предложил Антуан, разворачивая Матиаса за плечо.

        – Ты знаешь, который час?

        – Мы что, поменялись ролями? Обычно это я тебе говорю; сейчас лучший час из всех часов, день занимается, пойдем.

        Усевшись на низкую стену, Антуан достал две «МонтеКристо», снял с них обертки и прогрел каждую на пламени спички. Когда он решил, что сигара Матиаса готова, то обрезал ее и протянул другу, прежде чем заняться собственной.

        – И кто этот твой друг в печали?

        – Некий Давид.

        – Никогда о нем не слышал! – заметил Антуан.

        – Ты уверен? Странно… Неужели я никогда не говорил о Давиде?

        – Матиас… у тебя помада на губах! Если ты не прекратишь делать из меня идиота, я заново выстрою перегородку между нашими квартирами.

       

* * *

       

        Одри спала всю дорогу. Когда они прибыли в Эшфорд, оператору пришлось потрясти ее за плечо, перед тем как поезд прибыл на вокзал. Весь день они вкалывали без передышки, но отношения между ними установились самые сердечные. Когда он попросил ее снять шарф, который мешал ему наводить кадр, ее охватило безумное желание кинуться к телефону. Но в книжном магазине было все время занято. Луи провел большую часть дня в подсобке за компьютером. Он обменивался мейлами с Африкой, а Эмили исправляла все его орфографические ошибки. Для нее это было неплохим способом сдерживать нетерпение, которое охватывало ее все сильнее с каждым часом, и все потому…

        …Вечером за ужином она объявила новость. Ее мама позвонила, она приедет сегодня поздно ночью и остановится в гостинице на другой стороне Бьютстрит. Мама зайдет за ней завтра утром. Это будет потрясающее воскресенье, они проведут его вдвоем, и только вдвоем.

        В конце ужина Софи отвела Антуана в сторонку и предложила, что она отведет завтра Луи на праздник цветов в Челси. Его сыну просто

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту