Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

101

ответила та.

        – Идем? – спросил Матиас – Я закрыл магазин. Софи молчала, переводя взгляд с Одри на Матиаса и с Матиаса на Одри. И когда оба удалились, она невольно подумала, что Ивонна оказалась права. Если однажды Матиас узнает об их разговоре, он действительно захочет ее убить.

        Такси ехало по Олд Бромптонроуд. На пересечении с Клервилгроув Матиас указал пальцем на дом.

        – Какой большой, – сказала Одри.

        – Какой красивый.

        – Пригласишь меня туда какнибудь?

        – Да, какнибудь… – отозвался Матиас.

        Она прижалась головой к стеклу. Матиас гладил ее руку, Одри попрежнему была молчалива.

        – Ты уверена, что не хочешь пойти поужинать? – забеспокоился он. – У тебя какойто странный вид.

        – Мне нехорошо, но это пройдет.

        Матиас предложил пройтись, вечерний воздух пойдет ей на пользу. Такси остановилось у берега Темзы. Они уселись на лавочку у края мола. Прямо перед ними в реке отражались огни башни Оксо.

        – Почему тебе захотелось оказаться здесь? – спросила Одри.

        – Потому что после нашего уикэнда я много раз возвращался сюда. Ведь это немного наше место.

        – Я не о том хотела спросить, но это уже не важно.

        – Что не так?

        – Ничего, правда; какието дурацкие мысли лезут в голову, но я их гоню.

        – Может, к тебе и аппетит вернулся?

        Одри улыбнулась.

        – Думаешь, однажды ты сможешь подняться туда? – подначила она, запрокидывая голову.

        На последнем этаже светились окна ресторана.

        – Однажды, может быть, – задумчиво протянул Матиас.

        Он повел Одри на набережную, которая тянулась вдоль берега.

        – А какой вопрос ты хотела задать?

        – Мне было интересно, почему ты переехал в Лондон.

        – Мне кажется, для того, чтобы встретить тебя, – отозвался Матиас.

        Едва они зашли в квартиру в БрикЛэйн, Одри увлекла Матиаса в комнату. В наспех разобранной постели они и провели остаток вечера, сплетясь воедино; время шло, и воспоминания о тяжелом моменте, который пришлось пережить в баре, постепенно таяли. В полночь Одри почувствовала зверский голод, но холодильник оказался пуст. Поспешно одевшись, они побежали на Спиталфилдс В одном из ресторанчиков, работающих всю ночь, они устроились в глубине зала. Публика там была самая разная. Оказавшись за соседним столиком с музыкантами, они включились в общую беседу. Пока распалившаяся Одри в жаркой схватке отстаивала свое мнение, что Чет Бейкер был куда более великим трубачом, чем Майлз Дэвис, Матиас пожирал ее глазами.

        Улицы Лондона были исполнены особой красоты, когда она шагала рядом, держа его под руку.

        Они прислушивались к звуку собственных шагов, играли с общей тенью, которая пласталась по тротуару в свете уличных фонарей. Матиас довел Одри до дома из красного кирпича, позволил увлечь себя наверх и ушел только тогда, когда она решительно его выгнала, глубокой ночью. Ее поезд отправлялся через несколько часов, а впереди ждал длинный и трудный день. Она не знала, когда вернется из Эшфорда. Она позвонит ему завтра, обещает.

        Вернувшись домой, Матиас обнаружил Антуана, работающего в своем кабинете.

        – Ты чего еще не спишь?

        – Эмили приснился кошмар, я встал, чтобы ее успокоить, и не смог потом заснуть, так что решил наверстать упущенное за каникулы.

        – С ней все в порядке? – встревожился Матиас.

       

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту