Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

100

Матиас, – заключила она.

        Ивонна рассердилась на себя, что едва его не забыла.

        – Правда, он здесь еще совсем недолго, – в оправдание Ивонне добавила Софи.

        Одри покраснела.

        – У вас странное выражение лица, я сказала чтонибудь не то? – удивилась Ивонна.

        – Нет, ничего особенного. На самом деле я и у него брала интервью, и мне показалось, что он всегда жил в Англии.

        – Он переехал второго февраля, чтобы быть точным, – заверила Ивонна.

        Она никогда не забудет эту дату. В тот день Джон ушел на покой.

        – Время – такая относительная штука, – добавила она. – Матиасу наверняка кажется, что он перебрался сюда уже давнымдавно. У него возникли некоторые сложности, когда он здесь обустраивался.

        – Какие? – украдкой поинтересовалась Одри.

        – Он меня убьет, если я об этом скажу. Хотя… в любом случае он один не знает того, что всем давно известно.

        – Мне кажется, ты права, Ивонна, Матиас тебя убил бы! – прервала ее Софи.

        – Возможно, но плевать мне на все его секреты полишинеля, а сейчас мне охота высказаться, – не сдавалась хозяйка заведения, плеснув себе еще стаканчик бордо. – Матиас так и не отошел после разрыва с Валентиной… матерью его дочки. И хотя он готов клясться, что это не так, сюда он переехал по большей части ради того, чтобы вернуть ее. Но ему не повезло, ее перевели в Париж ровно в тот момент, когда он оказался в Лондоне. Он бы разозлился на меня еще больше, если б услышал, но я так полагаю, жизнь оказала ему большую услугу. Валентина не вернется.

        – Вот теперь я думаю, что он и впрямь на тебя разозлится, – повторила Софи, только чтобы заставить Ивонну замолчать. – Эти истории совсем не интересны твоей гостье.

        Ивонна оглядела двух молодых женщин, сидящих у стойки, и пожала плечами.

        – Наверно, ты права, и потом, я проголодалась. Она забрала свой стакан и направилась в служебную комнату.

        – Томатный сок от заведения, – бросила она, удаляясь.

        – Извините, – смущенно произнесла Софи. – Обычно Ивонна не слишком разговорчива… кроме тех случаев, когда ей грустно. А судя по залу, сегодняшний вечер не самый удачный.

        Одри сидела задумавшись и не говоря ни слова. Свой стакан она поставила на стойку.

        – Чтото не так? – спросила Софи. – Вы совсем бледная.

        – И вы меня извините; это изза поезда, меня подташнивало всю дорогу, – выдавила Одри.

        Ей пришлось собрать все силы, чтобы скрыть, какая тяжесть сдавила ей грудь. Дело было не в том, что Ивонна рассказала, почему Матиас покинул Париж. Но когда она произнесла имя Валентины, Одри почувствовала, как ее втолкнули в чужую интимную жизнь, на которую у нее не было никаких прав, и боль оказалась пронзительной.

        – Я, наверно, ужасно выгляжу? – опомнилась она.

        – Нет, бледность понемногу проходит, – успокоила Софи. – Идемте со мной, тут всего пару шагов.

        Она привела ее освежиться в заднюю комнату своего магазинчика.

        – Ну вот, все уже почти в порядке, – заметила Софи. – Наверно, какойто вирус носится в воздухе, мне тоже не по себе с самого утра.

        Одри не знала, как ее благодарить. В магазин зашел Матиас:

        – Ты здесь? Я искал тебя повсюду.

        – Надо было отсюда и начать, я все время здесь, – отозвалась Софи.

        Но Матиас смотрел на Одри.

        – Я зашла полюбоваться цветами, пока тебя дожидалась, –

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту