Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

95

и Эмили, которые не переставали дуться, призраки этих мест могли бы услышать странную перебранку…

        – Да нет же, клянусь, ты прижимаешься… Сначала ты вертишься, а потом прижимаешься!

        – Ничего я не прижимаюсь!… А вот ты храпишь!

        – Вот уж не верю, ни одна женщина никогда мне не говорила, что я храплю.

        – Ага, а когда это было в последний раз – твоя ночь с женщиной? Еще Каролина Леблон говорила, что ты храпишь.

        – Заткнись!

       

* * *

       

        Вечером, когда они оккупировали целый отсек в «Холидей Инн», Эмили позвонила своей матери, чтобы рассказать, как прошел день в замке. Валентина была счастлива услышать ее голос. Конечно, она тоже соскучилась и целует ее фотографию каждый вечер, прежде чем заснуть, а на работе все время поглядывает на тот маленький рисунок, который Эмили засунула ей в визитницу. Да, ей тоже кажется, что время тянется очень медленно, и она скоро приедет, может быть, даже в этот уикэнд, как только Эмили вернется. Только пусть передаст трубку папе, уж коли он рядом, и они обо всем договорятся. В субботу у нее семинар, но она сядет в поезд, как только освободится. Договорились, она заедет за Эмили утром в воскресенье, и они проведут целый день вместе, как двое влюбленных… Да, совсем как тогда, когда они жили вместе. А теперь нужно выбросить все из головы и думать только о красивых замках и радоваться чудесным каникулам, которые устроил ей папа… И Антуан… да… конечно!

        Матиас поговорил с Валентиной и передал трубку обратно дочери. Когда Эмили закончила разговор, он незаметно глазами указал Антуану на Луи. Мальчик сидел совсем один перед телевизором, пристально глядя в экран… вот только телевизор был выключен.

        Антуан обнял сына с огромной нежностью, такой нежностью, которая могла исходить только от четырех соединенных рук.

       

* * *

       

        Воспользовавшись тем, что Антуан занялся отмыванием детей, Матиас вернулся к стойке администратора, сославшись на то, что забыл в машине свитер.

        В холле ему удалось объясниться с портье, правда в основном на языке мимики и жеста. К сожалению, в гостинице имелся только один компьютер, в кабинете бухгалтера, и клиенты не имели к нему доступа для отправки своих мейлов. Зато служащий весьма любезно предложил, что сам отправит мейл, улучив момент, когда хозяин отвернется. Через несколько минут Матиас передал ему текст, нацарапанный на клочке бумаги.

        В час ночи Одри получила следующее сообщение:

        Ухал в Шутлаидию с детми, будю в ту суботу, немогу с тобой свизаца. Скачаю уежастно. Мэтъяс.

        А на следующее утро, когда Антуан уже устроился за рулем, а дети пристегнулись, девушка с гостиничного коммутатора бегом пересекла стоянку, чтобы вручить Матиасу конверт.

        Мой Мэтъяс,

        Я волновалась, что не могу с тобой связаться, надеюсь, поездка интересная, я так люблю Шутландию и тамошних шутландцев. Скоро к тебе приеду, тоже скачаю… с лишком.

        Твоя Хеберн.

        Совершенно счастливый, он сложил листок и убрал его в карман.

        – Что там было? – спросил Антуан.

        – Копия гостиничного счета.

        – За номера плачу я, а счет отдают тебе!

        – Ты же не можешь вставить его в свои расходы, а я могу! И потом, кончай болтать, следи лучше за дорогой, если верить карте, ты должен свернуть на следующем повороте направо… Я же сказал направо, почему

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту