Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

85

типов там, за стеклом.

        – Эти дватри типа, о которых ты говоришь, – директор редакции, начальник отдела информации и журналистка, которая слывет здесь самой большой сплетницей. Поэтому очень тебя прошу, прояви сдержанность, иначе надо мной еще полмесяца будут подсмеиваться.

        – У тебя найдется свободная минутка? – взмолился Матиас, пряча букет за спиной.

        – Я предупрежу, что отлучусь на часок, подожди меня в кафе, я скоро…

        Матиас посмотрел, как она проходит через рамку. За стеклянной перегородкой был виден экран телевизора, на котором в прямом эфире шел дневной выпуск новостей. Он подошел поближе: лицо ведущего показалось ему знакомым. Одри вернулась обратно, сделала страшные глаза и пальцем указала на дорогу к выходу. Смирившись, Матиас послушно развернулся и вышел.

        Она присоединилась к нему в конце аллеи, где он расположился на лавочке; за его спиной на городском корте разыгрывались три теннисные партии. Одри взяла свои розы и присела рядом.

        – Какие красивые, – сказала она, целуя Матиаса.

        – Не теряй бдительности, позади нас трое охранников пытаются взять верх в любительском теннисе над тремя своими приятелями из Управления внешней безопасности.

        – Ты прости, что так получилось, но ты представления не имеешь, что там за обстановка.

        – Наверно, как под светом юпитеров?

        – Я не хочу смешивать свою личную жизнь и работу.

        – Понимаю, – пробурчал Матиас, глядя на цветы, которые Одри положила себе на колени.

        – Ты дуешься?

        – Нет, просто я сел на поезд сегодня спозаранку, и ты не представляешь, как я рад тебя видеть.

        – Я рада не меньше, – призналась она, снова целуя его.

        – Мне всегда не нравились любовные истории, в которых герои должны прятаться. Если я питаю к тебе настоящее чувство, то хочу иметь возможность сказать об этом всем, чтобы люди, с которыми я общаюсь, могли разделить мое счастье.

        – А это тот случай? – с улыбкой поинтересовалась Одри.

        – Пока еще нет… но рано или поздно… Кстати, не вижу в этом ничего смешного. Чему ты улыбаешься?

        – Тому, как ты сказал «любовные истории»; и мне это очень понравилось.

        – Значит, ты хоть немного рада меня видеть?

        – Дурачок! Пойдем, хоть я и работаю на свободное телевидение, как ты говоришь, сама я вовсе не свободна в том, что касается моего времени.

        Матиас взял Одри за руку и потянул ее к террасе кафе.

        – Мы забыли цветы на скамейке! – оглянулась Одри, замедлив шаг.

        – Оставь их там, они какието дохлые. Я бы хотел преподнести тебе настоящий букет, но было слишком рано, когда я уезжал, и Софи еще не открылась.

        А поскольку Одри не произнесла ни слова, Матиас добавил:

        – Это моя подруга, цветочница с Бьютстрит; видишь, ты тоже немного ревнуешь!

       

* * *

       

        В магазин зашел клиент; Софи поправила халатик.

        – Здравствуйте, я пришел по поводу комнаты, – сказал мужчина, пожимая ей руку.

        – Какой комнаты – удивилась заинтригованная Софи.

        Он был похож на путешественника, но на путешественника заблудившегося. Он пояснил, что сегодня утром приехал из Австралии и в Лондоне только проездом, завтра он продолжит путь на Восточное побережье Мексики. Гостиницу он заказал по Интернету и даже заплатил аванс, а в данный момент пришел точно по адресу, указанному в его подтверждении заказа,

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту