Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

71

займет у Антуана не больше получаса вместе с дорогой.

        Матиас еще не вернулся, и Антуан взял с детей слово, что они будут вести себя хорошо и соблюдать все правила предосторожности. Категорически запрещено открывать дверь кому бы то ни было, подходить к телефону, кроме тех случаев, когда звонить будет он сам, – тут Эмили хихикнула: как узнать, кто звонит, если не снимать трубку, – также запрещалось близко подходить к кухне, включать или выключать любой электрический прибор, свешиваться с перил лестницы, трогать что бы то ни было… пришлось детям хором зевнуть, чтобы прервать этот речитатив, хотя отец мог бы поклясться всем святым, что по натуре он не склонен к излишней тревожности.

        Как только отец ступил за порог, Луи устремился на кухню, взобрался на табурет, достал с полки два стакана и передал их Эмили, прежде чем спуститься на пол. Потом открыл холодильник, достал две содовые и выровнял банки так, как всегда их выстраивал Антуан (красные с кокой слева, оранжевая фанта посередине и зеленый перье справа). Соломинки лежали в ящике под раковиной, абрикосовые тарталетки в банке с печеньем, а поднос, чтобы отнести все это к телевизору, на разделочном столе. И все было бы отлично, если бы экран пожелал включиться.

        После тщательного обследования кабелей был сделан вывод, что всему виной батарейки в пульте, а Эмили знала, где найти подходящие… в электронном будильнике папы. Она взлетела вверх по лестнице, едва прикасаясь к перилам. Когда она зашла в комнату, ее внимание привлек маленький цифровой фотоаппарат на ночном столике. Наверняка он был куплен специально для каникул в Шотландии. Из любопытства она взяла его в руки и принялась нажимать на все кнопки. На экранчике с задней стороны высветились фотографии, которые ее папа, наверное, сделал, чтобы опробовать аппарат. На первой виднелись только две ноги и край тротуара, на второй – уголок прилавка на рынке Портобелло, а вот третью фотографию пришлось долго вертеть, чтобы отсветы не мешали рассмотреть картинку… Все, что появлялось на экране, особого интереса не представляло, по крайней мере до тридцать второго кадра, единственного, кстати, который был нормально снят… На нем красовалась парочка на террасе ресторана, которая целовалась перед объективом…

       

* * *

       

        После ужина – Эмили за столом не произнесла ни слова – Луи поднялся в комнату своей лучшей подруги и записал в ее личном дневнике, что находка фотоаппарата стала для нее настоящим ударом, ведь это был первый раз, когда папа ей соврал. Перед самым сном Эмили добавила на полях, что это был второй раз – после истории с Дедом Морозом.

       

XII

       

        Ивонна прикрыла дверь своей просторной комнаты и глянула на часы. Проходя по коридору, она услышала шаги Энии, которая тоже вышла из своего закутка.

        – Ты сегодня утром очень хорошенькая, – заметила она оборачиваясь.

        Эния поцеловала ее в щеку.

        – Это потому, что у меня хорошая новость.

        – Расскажешь?

        – Вчера меня вызвали в иммиграционную службу.

        – Ну? Это что, хорошая новость? – встревожилась Ивонна.

        Она бросила взгляд на разрешение на работу, которое гордо протянула ей Эния. Потом притянула к себе молодую женщину и крепко ее обняла.

        Они вместе спустились по винтовой лестнице в ресторанный зал. Когда Эния оказалась внизу, Ивонна

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту