Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

63

в зале, Антуан отправился на кухню, надел передник и тут же вышел обратно с блокнотом в руке, чтобы принять заказы на террасе. Когда Ивонна поинтересовалась, чем именно он занят, он посоветовал ее непререкаемым тоном отправиться на кухню и не терять времени, пока он сделает все остальное, и добавил, что свою порцию коммерческих переговоров он на сегодня исчерпал. Лосось будет готов через десять минут.

       

* * *

       

        Он поставил цифровой фотоаппарат на стол и нажал на кнопку таймера затвора. Потом попросил Одри склониться к нему, чтобы они оба попали в кадр. Посмеявшись над их акробатическим этюдом, официант сказал, что может сам их сфотографировать. Матиас охотно согласился.

        – Мы с тобой действительно похожи на двух туристов, – заметила Одри, поблагодарив гарсона.

        – А разве мы не осматриваем город?

        – Что ж, можно и так сказать, – согласилась она, наливая себе еще вина.

        Матиас отнял у нее бутылку и сам налил ей.

        – Галантный мужчина – это такая редкость. Ты еще ничего не рассказывал мне о своей дочери, – сказала Одри.

        – И правда, не рассказывал, – признал Матиас, понижая голос.

        Одри заметила, что у него изменилось лицо.

        – Опеку поручили тебе?

        – Она живет со мной.

        – Эмили – очень красивое имя. А где она сейчас?

        – С Антуаном, моим лучшим другом, вы с ним столкнулись в книжном магазине, но ты, наверно, его не запомнила. Это отчасти благодаря ему мы с тобой встретились в школьном дворе.

        Официант принес десерт, который заказала Одри, и «просто чашечку кофе» для Матиаса. Она намазала на вафли каштановый крем.

        – Ты еще одной вещи не знаешь, – продолжил Матиас, – но вначале я подумал, что ты – классная руководительница Луи.

        – Чточто?

        – Учительница сына Антуана!

        – Что за странная мысль, с чего ты взял?

        – Это довольно сложно объяснить, – ответил Матиас, запуская свой палец в ее крем.

        – А его учительница красивее меня? – поддразнила его Одри.

        – Вот уж нет!

        – Твоя дочь и Луи хорошо ладят?

        – Как брат и сестра.

        – Когда ты должен с ней увидеться? – спросила Одри.

        – Сегодня вечером.

        – Все удачно складывается, – подвела итог Одри, роясь в сумочке в поисках сигарет, – этим вечером я хотела навести хоть видимость порядка в своих вещах.

        – Ты это так сказала, будто собираешься завтра утром броситься под поезд.

        – Броситься не собираюсь, а вот сесть в него – да. Она отвернулась, чтобы заказать официанту еще один кофе.

        – Ты уезжаешь? – спросил Матиас голосом, из которого вмиг исчезла всякая уверенность.

        – Не уезжаю, а возвращаюсь, хотя это, наверное, одно и то же.

        – И когда ты собиралась мне об этом сказать?

        – Сейчас.

        Она механически крутила ложечку в чашке, Матиас остановил ее руку.

        – Ты не положила сахар, – сказал он, вынимая ложечку из ее пальцев.

        – До Парижа всего два часа сорок минут пути. И ты ведь тоже можешь ко мне приезжать, разве нет? Ну, то есть если захочешь.

        – Конечно, захочу. А еще больше хочу, чтобы ты не уезжала и мы могли видеться на неделе. Я бы не стал предлагать тебе пообедать вместе в понедельник, это слишком скоро, не хотел бы испугать тебя или показаться навязчивым, я пригласил бы тебя на вторник; а ты бы сказала, что в этот вторник ты, к сожалению, занята; тогда мы сговорились

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту