Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

50

    Ошарашенный Антуан взял тосты и уселся на свое место. Матиас спустился через десять минут и посоветовал Эмили поторопиться. Девочка поцеловала Антуана и взяла свой ранец, лежащий у входа.

        – Хочешь, я отведу Луи? – предложил Матиас.

        – Да, если можешь; я представления не имею, в какой стороне припаркована моя машина.

        Матиас порылся в кармане пиджака, выложил ключи и штрафную квитанцию.

        – Мне очень жаль, вчера я вышел слишком поздно, ты уже влетел!

        Он сделал Луи знак поторопиться и вышел вместе с детьми. Антуан взял квитанцию и внимательно ее изучил. Штраф был выписан за неправильную стоянку в зоне, предназначенной исключительно для пожарных машин, данное правонарушение имело место на КенсингтонХайстрит в ноль двадцать пять.

        Он встал налить себе еще чашечку кофе, глянул на часы, встроенные в плиту, и помчался на второй этаж собраться.

       

* * *

       

        – Не очень трусишь перед контрольной? – спросил Матиас у дочки, заходя на школьный двор.

        – Она или ты? – с хитрой усмешкой поинтересовался Луи.

        Эмили успокоила отца, покачав головой. Она остановилась на линии, означавшей границу баскетбольной площадки. Красная полоса в данном случае отмечала не штрафную зону, а тот предел, за которым отец обязан был предоставить дочери свободу. Ее школьные товарищи уже ждали ее на галерее. Матиас заметил настоящую мадам Морель, которая стояла, прислонившись к дереву.

        – Мы отлично сделали, что в эти выходные повторили пройденное, ты теперь придешь одной из первых, – заявил Матиас бодрым, как он полагал, тоном.

        Эмили решительно встала перед отцом.

        – Это не гонки «Формулы1», папа!

        – Я знаю… но ведь все равно тянет занять место на пьедестале, верно?

        Девочка ушла в сопровождении Луи, оставив отца одного посередине школьного двора. Он посмотрел, как дочка исчезает за дверью класса, и с тяжелым сердцем пошел прочь.

        Выйдя на Бьютстрит, он заметил Антуана, устроившегося на террасе «Кофе Шопа», и присел рядом.

        – Как ты думаешь, должна ли она выдвинуть свою кандидатуру, когда будут выбирать старосту класса? – поделился сомнениями Матиас, отхлебывая капуччино из чашки Антуана.

        – Это зависит от того, собираешься ли ты ввести ее в состав городского совета, я не сторонник совместительства.

        – Вы не хотите дождаться каникул, чтобы собачиться на свободе? – в сердцах спросила Софи, присоединяясь к ним.

        – Никто здесь не собачится, – тут же возразил Антуан.

        Бьютстрит оживала, и все трое наслаждались этим в полной мере, сдабривая свой завтрак едкими замечаниями относительно прохожих, так что мелкие гадости сыпались одна за другой.

        Софи пришлось их покинуть: два клиента уже топтались у дверей ее заведения.

        – Я тоже пошел, пора открывать магазин, – сказал Матиас, поднимаясь. – Не трогай счет, я угощаю.

        – У тебя появился ктото другой? – спросил Антуан.

        – Ты не мог бы уточнить, что ты имеешь в виду под «кемто другим»? Клянусь, я действительно начинаю за тебя беспокоиться!

        Антуан вытащил счет из рук Матиаса и вложил вместо него штрафную квитанцию, которую тот вручил ему на кухне.

        – Ничего, забудь, это просто смешно, – проговорил Антуан грустным голосом.

        – Вчера вечером мне захотелось подышать воздухом, а то атмосфера в доме немного давила мне на

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту