Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

35

        – Очень! – наконец признался Матиас в смущении.

        – Хоть чтото! И как ее зовут? – не отставал Антуан.

        – Одри.

        – Тоже красиво… А дальше как?

        – Морель… – выдохнул Матиас едва слышным голосом.

        Антуан навострил уши, питая слабую надежду, что плохо разобрал имя, которое только что произнес Матиас, но на лице его уже проступала тревога.

        – Морель? Немного напоминает мадам Морель?

        – Совсем чутьчуть… – подтвердил Матиас, смущенный уже понастоящему.

        Антуан встал и посмотрел на друга, не без сарказма отдавая честь совершенному подвигу.

        – Я тебя попросил сходить на родительское собрание, и ты действительно принял мою просьбу близко к сердцу!

        – Ну вот, я так и знал, что не нужно было с тобой об этом говорить! – бросил Матиас, удаляясь.

        – Чего? – взревел Антуан. – Это называется «ты со мной поговорил»? Лучше успокой меня и скажи: ты уже исчерпал список тех глупостей, которые делать нельзя никогда и ни при каких обстоятельствах, или у тебя еще осталась однадве в запасе?

        – Послушай, Антуан, не надо преувеличивать, я вернулся один и даже до полуночи!

        – Ага, ты еще хвалишься тем, что не привел к нам в дом учительницу моего сына? Потрясающе! Спасибо, по крайней мере, он не увидит ее слегка раздетой, когда будет завтракать!

        Не найдя лучшего способа сбежать, Матиас начал подниматься на второй этаж. Каждый его шаг по ступенькам, казалось, отбивал такт очередному всплеску Антуанового возмущения.

        – Ты просто смешон! – прокричал тот ему в спину.

        Матиас поднял руку в знак того, что сдается:

        – Ладно, хватит, все нормально, я чтонибудь придумаю!

        Когда он уже закрывал дверь в свою комнату, то услышал, как Антуан снизу кричит, что у него вдобавок еще и очень плохой вкус. Он растянулся на кровати и вздохнул, расстегивая верхнюю пуговицу плаща.

        В своем кабинете Антуан с силой ударил по клавише компьютера. На экране машина «Формулы1» с разгону врезалась в заградительную балку.

        В три часа ночи Матиас все еще расхаживал по своей комнате. В четыре он уселся за секретер, стоящий у окна, и принялся грызть ручку. Чуть позже он набросал первые слова письма, адресованного мадам Морель. В шесть мусорная корзинка приняла в свои недра одиннадцатый черновик, который Матиас туда отправил. В семь, взлохмаченный, он перечитал последний раз свое творение и запечатал его в конверт. Ступеньки лестницы заскрипели, Эмили и Луи спускались на кухню. Приклеившись ухом к двери, он слушал звуки завтрака, пока голос Антуана не поторопил детей ехать в школу, тогда он спешно влез в махровый халат и сбежал по лестнице вниз. Матиас отловил Луи на крыльце. Он протянул ему послание, но не успел и слова сказать в объяснение, как Антуан выхватил письмо и попросил Эмили и Луи подождать его чуть подальше на тротуаре.

        – Что это такое? – вопросил он, размахивая конвертом.

        – Прощальное письмо, ты ведь этого хотел, да?

        – А ты что, не можешь обойтись без посредников? Тебе обязательно нужно вмешивать в это наших детей? – прошипел Антуан, отводя Матиаса подальше в сторону.

        – Я думал, так будет лучше, – пролепетал тот.

        – К тому ж еще и трус! – хмыкнул Антуан, прежде чем присоединиться к детям.

        Садясь в машину, он всетаки убрал записку в ранец сына. Кабриолет отбыл, Матиас запер

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту