Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

3

в Лондон.

        Стоя за гладильной доской, Матиас поднес руку к поверхности утюга, проверяя, достигла ли она нужной температуры. Среди рубашек, которые он разглаживал с завидной скоростью, лежал маленький пакет, завернутый в фольгу, и Матиас прогладил его с особым тщанием. Потом поставил утюг на подставку, выдернул шнур из розетки и развернул фольгу, под которой обнаружился дымящийся сэндвич с ветчиной и сыром. Матиас переложил его на тарелку и понес свой ужин к дивану в гостиной, прихватив по дороге газету с журнального столика.

       

       

Лондон

       

        Если в начале вечера у стойки бара царило оживление, то обеденный зал оставался далеко не полным. Софи, молодая цветочница, которая держала магазинчик рядом с рестораном, зашла, придерживая обеими руками огромный букет. Очаровательная в своем белоснежном халатике, она расставила лилии в вазе на стойке. Хозяйка незаметно указала ей на Антуана и Луи. Софи направилась к их столику. Она поцеловала Луи и отклонила предложение Антуана присоединиться к ним: ей еще нужно прибраться в магазине, а завтра спозаранок отправляться на цветочный рынок на Коламбиароуд. Ивонна подозвала Луи, чтобы он выбрал себе мороженое в холодильнике. Мальчик убежал.

        Антуан достал письмо из кармана пиджака и незаметно передал его Софи. Та развернула листок и принялась читать с видимым удовольствием. Не прерывая чтения, подтянула к себе стул и уселась. Потом передала первую страницу Антуану.

        – Можешь начать так: «Любовь моя…»

        – Ты хочешь, чтобы я сказал «любовь моя»? – задумчиво переспросил Антуан.

        – Да, а в чем дело?

        – Ни в чем!

        – Что тебя смущает? – недоумевала Софи.

        – Мне кажется, это немного слишком.

        – Слишком что?

        – Ну, слишком, слишком!

        – Не понимаю. Если я люблю когото настоящей любовью, то называю его «любовь моя»! – убежденно настаивала Софи.

        Антуан взял ручку и снял колпачок.

        – Это ты любишь, тебе и решать! И всетаки…

        – Всетаки что?

        – Если бы он был здесь, возможно, ты любила бы его немного меньше.

        – Ну что за ерунда, Антуан. Почему ты вечно говоришь такие вещи?

        – Потому что это так и есть! Когда люди видят нас ежедневно, они с каждым разом все меньше обращают на нас внимание… а через некоторое время и вовсе перестают замечать.

        Софи уставилась на него в сильном раздражении.

        – Отлично, значит, скажем: «Любовь моя…»

        Он помахал листком, чтобы чернила высохли, и отдал его Софи. Она поцеловала Антуана в щеку, поднялась, послала воздушный поцелуй Ивонне, которая суетилась за стойкой. Она уже переступала порог, когда Антуан окликнул ее:

        – Извини меня за все, что я наговорил. Софи улыбнулась и вышла.

        Зазвонил мобильник Антуана, на экране высветился номер Матиаса.

        – Ты где? – спросил Антуан.

        – На собственном диване.

        – Чтото у тебя голос тусклый или мне кажется?

        – Нет, нет, – запротестовал Матиас, теребя уши плюшевого жирафа.

        – Я сегодня забрал твою дочку из школы.

        – Знаю, она мне сказала, я только что с ней разговаривал. Кстати, я должен ей перезвонить.

        – Ты так по ней скучаешь? – спросил Антуан.

        – Еще больше, когда вешаю трубку после разговора с ней, – с легкой грустью признал Матиас.

        – Думай о том, как ей пригодится потом в жизни свободное владение двумя языками,

 
Детские куртки по ссылке хорошего качества.

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту