Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

99

Мать с дочерью не сводили друг с друга покрасневших глаз, не зная толком, что сказать. Сьюзен увидела огромный рюкзак, который волокла Лиза. Точно такой же, но принадлежащий Сьюзен, лежал под столом. И тогда Сьюзен улыбнулась.

        — Ты такая красивая!

        Лиза, застыв, молча смотрела на Сьюзен, затем, не отрывая от нее глаз, уселась на стул. Сьюзен села. Она потянулась, чтобы коснуться щеки дочери, но Лиза резко отшатнулась.

        — Не трогай меня!

        — Лиза, если бы ты только знала, как я по тебе скучала.

        — А ты… Ты знаешь, что твоя смерть сделала мою жизнь кошмаром?

        — Я все тебе объясню.

        — Можно ли объяснить то, что ты со мной сделала? Хотя, впрочем… Объясни, что сделала я! Изза чего ты меня забыла?!

        — Я никогда тебя не забывала, Лиза. Все случилось не изза тебя, а изза меня, изза моей любви к тебе.

        — Значит, так ты представляешь себе любовь? Бросить — значит любить?

        — Ты не имеешь права судить меня, Лиза, ты не знаешь…

        — А ты, значит, думаешь, имела право на чудовищный, бесчеловечный обман?

        — Ты должна меня выслушать, Лиза!

        — А ты? Ты слышала меня, когда я звала тебя по ночам в моих кошмарах?

        — Да.

        — Тогда почему ты за мной не приехала?

        — Потому что было слишком поздно.

        — Поздно для чего? Разве между матерью и дочерью существует «слишком поздно»?

        — Об этом судить тебе, Лиза.

        — Мама умерла!

        — Не говори так, прошу тебя.

        — Но именно эти слова определили мою жизнь, они были первыми, которые я произнесла в Америке.

        — Если хочешь, я уйду, но любить тебя не перестану никогда, хочешь ты этого или нет.

        — Я запрещаю тебе произносить эти слова! Ты хочешь слишком легко отделаться. И если я не права, то объясни мне, «мамочка», в чем именно. И постарайся быть поубедительней.

        — Мы получили предупреждение о тропическом урагане, оставаться на горе такой маленькой девочке было слишком опасно. Помнишь, я както тебе рассказывала, что однажды в грозу чуть было не погибла?

        Поэтому я спустилась вниз, в базовый лагерь в Суле, и оставила тебя там, чтобы укрыть от опасности.

        А сама вернулась, я не могла бросить людей в поселке одних.

        — А меня одну ты могла бросить?!

        — Ты была не одна!

        И тут Лиза не выдержала.

        — Ошибаешься! — заорала она. — Без тебя я была совершенно одна! Как в худшем из кошмаров! И сердце у меня готово было разорваться!

        — Девочка моя, я обняла тебя, поцеловала и поднялась обратно на гору. Посреди ночи Роландо меня разбудил. На нас обрушился потоп, и дома уже начали трещать. Ты ведь помнишь Роландо Альвареса, деревенского старосту?

        — Я помню запах земли, помню каждое дерево, помню цвет каждой двери в каждом из домов, потому что самое незначительное воспоминание было частичкой тебя, и кроме этого больше ничего от тебя у меня не осталось. Это тебе чтонибудь говорит?! Дает представление о той пустоте, в которую ты меня бросила?

        — Мы отвели жителей деревни на вершину, двигаясь под сильнейшим ливнем. По дороге в кромешной тьме Роландо поскользнулся и поехал вниз. Я бросилась на землю, чтобы удержать его, и сломала лодыжку. Он вцепился в меня, пытался удержаться, но был слишком тяжелым.

        — А я? Я тоже была слишком тяжела для тебя, ты и меня не могла нести? Если бы ты только знала, как я на тебя зла!

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту