Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

85

На Рождество они созвонятся, разве не пора девочке взрослеть, в конце концов?

        Фирменное движение левой бровью, надо полагать, вынудило Филиппа дать согласие.

        От Лизы они получили однуединственную открытку накануне ее приезда, а до этого Мэри ежедневно твердила Филиппу, что волноваться было бы нужно, если бы дочка писала каждый день.

        Новый год они встречали втроем, Мэри приготовила роскошный стол, вознамерившись утешить свое семейство. И все же пустующий четвертый стул весь вечер бросался ей в глаза. Пустота стучалась в ту самую дверь, о которой она както раз рассказывала Лизе…

        Лиза вернулась загорелая и счастливая, с двумя медалями, завоеванными на трассе. Мэри наконец увидела Стивена на групповых фото и потом, вечером, в комнате Лизы, на большой фотографии, с которой они улыбались вдвоем.

        В течение двух последующих месяцев мысль возобновить журналистскую деятельность все чаще посещала Мэри. Она начала «просто ради удовольствия» редактировать материалы для хроники и из чистого любопытства пообедала с новым главным редактором «Монтклер тайме», с которым когдато вместе училась. К ее несказанному изумлению, он пригласил ее с тем, чтобы предложить самой написать материал. Скорее всего ей понадобится время, чтобы «расписаться», поэтому сюжет пусть выберет себе сама. На прощанье он пообещал ей всячески помогать, если ей действительно захочется вернуться в журналистику.

        «А почему бы и нет?» — спросила она себя, придя домой.

       

       

* * *

       

        Филипп сидел за рабочим столом и смотрел в окно на солнце, клонившееся к закату. Великолепный майский день подходил к концу. Вернувшись из муниципальной библиотеки, Мэри тут же поднялась к нему.

        Когда она вошла, он поднял глаза и улыбнулся, ожидая, что она скажет.

        — Как ты думаешь, можно стать счастливой в сорок лет?

        — Думаю, в любом возрасте можно осознать свое счастье.

        — А если так меняется ощущение, то и человек еще может меняться?

        — Он может почувствовать, что достиг зрелости, и проживать свою судьбу, а не бороться с ней.

        — Впервые за долгое время я чувствую, что ты рядом, Филипп, и я счастлива.

        Весной 1995 года Мэри поняла, что под крышей ее дома поселилось счастье, и поселилось надолго.

        Она занималась уборкой в комнате Лизы, погода стояла теплая, матрас пора было переворачивать на летнюю сторону. Под матрасом лежал большой альбом в черной обложке. Поколебавшись, она села за стол и принялась его листать. На первой странице акварельными красками был нарисован флаг Гондураса. А дальше… Чем дальше она смотрела, тем сильнее ей перехватывало горло. Все газетные статьи об ураганах, обрушившихся на планету за последние годы, были аккуратно вырезаны и вклеены в этот альбом. Все, что хоть в какойто мере касалось Гондураса, было тщательно собрано и помечено числами. Альбом походил на судовой журнал моряка, покинувшего родные берега и мечтавшего по ночам о том дне, когда, вернувшись домой, он расскажет близким о своем невероятном путешествии. Мэри захлопнула альбом и положила на место. Она никому ничего не сказала, но домашние почувствовали, что ее настроение изменилось. Но и они не поняли, что сердце может увянуть всего за несколько мгновений.

       

       

* * *

       

        В это лето Мэри уже несколько раз, сама того не замечая, спрашивала

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту