Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

83

но ты всегда будешь моей дочкой. Теперь спи,все будет хорошо.

       

9

       

        Этим летом дети в лагерь не ездили. Филипп и Мэри сняли прошлогодний домик в Хэмптоне и приехали туда всей семьей. Лето, прогулки на лодке, барбекю на свежем воздухе очень их сблизили, смех и радость наконецто поселились в их доме.

        В новом учебном году Лиза рьяно взялась за учебу, что и сказалось на результатах первой четверти. От Томаса она несколько отдалилась, что, впрочем, было вполне естественно для ее возраста.

        На Рождество Мэри объясняла Лизе, что случившееся у нее кровотечение — вовсе не признак кровопролитной борьбы ее организма с какимто кошмаром, просто Лиза превращается в женщину, и это далеко не простой процесс.

        В январе Мэри устроила большой праздник по случаю шестнадцатилетия Лизы, и на сей раз поздравить ее пришел весь класс. Весной она заподозрила появление в Лизиной жизни какогото мальчика, за чем последовала углубленная лекция об особенностях женского организма. Лиза мало внимания обратила на физиологию, но очень внимательно выслушала все, что касалось чувств. Искусство обольщения зачаровало ее настолько, что они с Мэри частенько говорили на эту тему. И впервые за все время Лиза сама затевала разговор. В жажде узнать новое она искала общества Мэри, которая, радуясь подвернувшейся возможности, давала объяснения очень маленькими, тщательно дозированными порциями.

        По сплину, овладевшему девушкой при приближении летних каникул, Мэри догадалась, что в ее сердце расцвела любовь. Летние месяцы просто невыносимы, когда влюбляешься в этом возрасте, и обещания писать друг другу не заполняют пустоту, которую впервые в жизни обнаруживаешь в себе.

        В среду Мэри забрала Лизу из школы, чтобы провести с ней остаток дня в Манхэттене. Расположившись за столиком в небольшом саду позади кафе «Пикассо» в Виллидже, они съели салат «Цезарь» и филе курицы гриль.

        — Значит, ты уже по нему скучаешь, хотя вы еще и не в разлуке, так? — спросила Мэри.

        — С тобой так было?

        — Довольно долго.

        — А почему это так больно?

        — Потому что любить — значит в первую очередь рисковать. Опасно доверить себя другому, открыть дверь в собственное сердце. От этого может быть неописуемо больно. Иногда это становится наваждением.

        — Да, я только об этом и думаю!

        — От этой боли не помогают никакие лекарства.

        Благодаря ей я поняла закон относительности времени. Одинединственный день может быть длиннее года, когда мучаешься без когото, но в этом и своеобразная прелесть влюбленности. Нужно научиться ладить со своими чувствами.

        — Я боюсь его потерять, боюсь, что он встретит другую… Он уезжает в лагерь, в Канаду.

        — Такое вполне может произойти, мне понятны твои опасения. К сожалению, в этом возрасте мальчики часто меняют свои привязанности.

        — А потом?

        — Некоторые обретают устойчивость. Таких немного, но они есть!

        — Если он предаст меня, я не переживу!

        — Переживешь! Я тебе гарантирую, хотя сейчас тебе трудно в это поверить. Тем не менее это так.

        — А что нужно делать, чтобы влюбить их в себя?

        — Мальчики ценят сдержанность, умение держать их на расстоянии, эдакий флер таинственности. Именно это сводит их с ума.

        — Ну это я заметила!

        — Каким образом?

        — Ну мне ведь вообщето свойственна

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту