Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

47

жизнь, наши отношения укрепляются, они существуют.

        — Вот так, значит! Получи, дорогая!

        — Я говорил это не в укор тебе.

        — Предупреди, когда будешь говорить в укор. А то у тебя и так все слишком здорово получается. Я даже подумать боюсь, что будет, если ты и в самом деле примешься меня укорять. Ты так хорошо о ней говоришь. И что же дальше?

        Филипп опустил глаза, а потому не видел промелькнувшую в глазах Сьюзен боль, когда сообщил, что подумывает жениться на Мэри. Сьюзен провела по лбу тыльной стороной ладони, смахивая с лица грусть.

        — Рада за тебя. Мне, конечно, немножко обидно делить тебя с кемто, но я и правда за тебя рада.

        — Ну а тыто как? Что у тебя новенького?

        — Ничего. Ровным счетом ничего. Все то же самое, что даже немного странно. Это отсюда все кажется удивительным, а там уже давно все стало обыденностью. Ктото рожает, ктото умирает, а в промежутке между родами и похоронами надо накормить целые поселения, вот и все. Мне пора. Знаешь, мне не удалось улететь тем рейсом, каким я собиралась, а последний на Вашингтон вылетает через полчаса, и я уже зарегистрировала на него мой чемодан.

        — Не ври. Ты всегда ездишь с одним рюкзаком. Ты не хочешь задержаться на ночь?

        — Нет, у меня завтра встреча в семь утра.

        Филипп расплатился по счету. Поднимаясь, он поглядел на растаявшее мороженое. Оно перемешалось с шоколадом, и в белокоричневой жиже уже утонул миндаль. Он обнял Сьюзен за плечи, и они вместе пошли к месту посадки на самолет.

        Когда настала пора прощаться, он посмотрел ей в глаза.

        — Ты уверена, что хорошо себя чувствуешь,

        Сьюзен?

        — Ну да! Я просто устала, вот и все. И перестань, не то я проведу два часа, пялясь в зеркало, чтобы выяснить, что во мне не так.

        — Помоему, ты писала, что хочешь сказать мне чтото важное?

        — Не помню, Филипп. Во всяком случае, наверняка это было не так уж важно, раз я теперь не помню, что имела в виду.

        Она протянула билет стюардессе, обняла Филиппа и крепко его поцеловала. Затем, ни слова не говоря, направилась к трапу. Филипп молча провожал ее взглядом, но в самый последний момент у него всетаки вырвалось:

        — Последнее приглашение!

        Сьюзен застыла на месте и медленно повернулась к нему. Ее губы скривила недобрая усмешка. Неспешным, уверенным шагом она пошла назад и, не дойдя несколько метров, выкрикнула:

        — Что ты имеешь в виду под этим своим «последним приглашением»?

        — Ты отлично меня поняла, Сьюзен!

        Сьюзен властным жестом отстранила стюардессу, вознамерившуюся было преградить ей путь обратно. Приблизившись к Филиппу, она дрожащим от ярости голосом выдохнула ему прямо в лицо:

        — Знаешь что я думаю об этом твоем «последнем приглашении», старичок?! Это ведь ты решил рискнуть, не я! Валяй, женись, настрогай ей сопляков, если тебе так хочется. Но если однажды я решу поменять свой образ жизни и приехать за тобой, то я тебя найду да же в сортире, и это тебе придется разводиться, не мне!

        Она с силой притянула к себе его голову и жарко поцеловала в губы, потом так же резко его оттолкнула и, не говоря больше ни слова, пошла к самолету. В конце прохода она процедила сквозь зубы:

        — Последнее приглашение!

        Гондурас сотрясали отголоски возобновившихся в Никарагуа боевых действий. Ходили тревожные

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту