Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

42

устать, вправе все это бросить.

        — Ты пригласил меня на ужин, чтобы потчевать этой чушью?

        — Ну, вопервых, я тебя не ужинать звал… А вовторых, все говорят, что вот уже несколько недель с тобой не все в порядке. Ты стала агрессивной, и до меня доходят слухи, что авторитет твой в деревне упал. Мы здесь не для того, чтобы снискать себе дурную славу, ты должна держать себя в руках.

        Официант принес две тарелки тамаля. Сьюзен развернула лист банана, скрывавший кусок свинины в голландском соусе со взбитыми сливками. Щедро сдобрив свою порцию острым соусом, Томас заказал еще две бутылки местного пива. Солнце зашло пару часов назад, почти полная луна наполняла пространство удивительным светом. Сьюзен, повернув голову, созерцала зыбкие отражения портовых кранов.

        — Да уж, у вас, у мужиков, никто не имеет права на ошибку?!

        — Так же как у врачей, будь то мужчина или женщина! Ты — лишь звено цепи, даже если осуществляешь руководство. Стоит тебе сломаться, и пострадает вся система!

        — Послушай, у нас произошла кража, и это вывело меня из себя. Я не могу смириться с тем, что мы им тут помогаем, а они у своих же воруют жратву!

        — Сьюзен, мне не нравится твой тон. У нас в госпиталях тоже бывают кражи. Или ты думаешь, у меня в диспансере не воруют?

        Он взял салфетку, чтобы вытереть руки. Сьюзен схватила его за указательный палец, поднесла его к губам и слегка прикусила, хитро поглядывая. Облизала и отпустила.

        — Кончай читать мне нотации, оставь меня в покое, — с улыбкой попросила она.

        — Ты меняешься, Сьюзен.

        — Оставь меня сегодня у себя, мне неохота возвращаться на ночь глядя.

        Он расплатился и протянул ей руку, предлагая подняться. Они шли по набережной, Сьюзен обняла его за талию, положила голову на плечо.

        — Я тону в одиночестве, и впервые в жизни мне кажется, что не смогу выплыть.

        — Возвращайся домой.

        — Ты не хочешь, чтобы я осталась?

        — Я говорю не о сегодняшнем вечере, а о твоей жизни. Тебе следует вернуться домой.

        — Я не брошу.

        — Отъезд не значит отказ, это еще и способ сохранить пережитое, если хватит ума уехать до того, как станет слишком поздно. Пусти меня за руль, я поведу.

        Мотор завелся, выплюнув клуб черного дыма. Томас включил фары, и белые лучи осветили стену.

        — Тебе нужно сменить масло, иначе тебе грозят неприятности.

        — Не переживай, я привыкла к неприятностям.

        Сьюзен сползла на сиденье и высунула ноги в окно,

        упершись в боковое зеркало. Тишину нарушал только рокот мотора. Томас остановил машину возле своего дома. Сьюзен не шелохнулась.

        — Ты помнишь свои детские сны? — спросили она.

        — Я не помню, что мне снилось вчера, а ты говоришь…

        — Нет, я имею в виду, кем ты мечтал стать, когда вырастешь.

        — Да, это я помню. Я хотел стать врачом, а стал снабженцем в диспансере. Как говорится, в цель, но не в яблочко!

        — А я хотела стать художницей и рисовать разноцветной мир, а Филипп хотел стать пожарным и спасать людей. Теперь он художник в рекламном агентстве, а я вкалываю в гуманитарной организации. Похоже, мы оба в чемто ошиблись.

        — Это не единственное, в чем вы оба ошиблись.

        — Ты о чем?

        — Ты часто говоришь о нем, и всякий раз, когда произносишь его имя, в твоем голосе слышится тоска, это оставляет мало места

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту