Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

40

занималась делами, с трудом сдерживая ярость и слезы. Наконец, успокоившись, она решила немножко посидеть на улице. Прислонившись к стене, Сьюзен спиной ощущала ее тепло, постепенно распространявшееся по всему телу. Ощущение было приятным. Носком ботинка она написала на земле букву «Ф», на которую некоторое время смотрела, прежде чем затереть подошвой, потом написала букву «X» и пробормотала:

        — Почему ты ушел, Хуан?

        Когда она вернулась домой, ни Сандры, ни ее вещей уже не было.

       

      12 февраля 1978 года

      Сьюзен,

      у нас тут началось настоящее побоище, каких ты в жизни не видела, — сражение снежками. Я знаю, ты смеешься над нашими бурями, но та, что обрушилась на нас три дня назад, просто невообразима. Я заперт дома. Город полностью парализован снежным покровом, доходящим до крыш автомобилей. Нынче утром наконец выглянуло солнце, и с первыми его лучами все — и стар, и млад — высыпали на улицу, отсюда и первая фраза моего письма. Думаю, все же рискну вылезти за продуктами, хотя холод стоит собачий. Заснеженный город так красив! Мне недостает твоих писем. Когда ты приедешь? Может, в этот раз ты сможешь остаться хоть на дватри дня? Год начинается вроде бы неплохо и многообещающе. Начальство довольно моей работой. Ты меня не узнаешь: я почти каждый вечер куданибудь хожу, если только не засиживаюсь до утра за работой, что случается нередко. Мне както странно писать тебе о работе, словно мы с тобой внезапно оказались в мире взрослых, сами того не заметив. Однажды мы начнем говорить о наших детях и поймем, что сами стали родителями. Не морщись, я отсюда вижу! Когда я говорю «наши дети», это просто выражение, я не имею в виду твоих или моих, это просто образ. С тем же успехом я мог написать «наши внуки», но тогда ты бы тут же решила, что никогда не станешь настолько старой, чтобы быть бабушкой! Ох уж эти твои пессимистические взгляды! Как бы то ни было, время здесь летит с головокружительной скоростью, и я жду не дождусь весны, которая на этот раз, очень надеюсь, возвестит мне о приближении твоего приезда. Обещаю: в этом году никаких споров, я буду просто слушать твои рассказы, и мы действительно разделим с тобой эти драгоценные мгновения, которых я каждый раз жду как Нового года летом. А пока тысячи поцелуев.

      Филипп

       

        В День св. Валентина Филипп с Мэри отправились на автостанцию. Они сели в 33й автобус, ходивший между Манхэттеном и Монтклером, и вышли на перекрестке Гроувстрит и Александеравеню. Дальше они пошли пешком, и Филипп показывал Мэри памятные места своего детства. Когда они проходили мимо его бывшего дома, она спросила, не скучает ли он по родителям с тех пор, как те переехали в Калифорнию. Филипп не ответил. Он заметил, что в соседнем доме горит свет в окне комнаты, в которой прежде жила Сьюзен. Должно быть, какаято другая девочка сейчас готовила там уроки.

        — А здесь жила она? — спросила Мэри.

        — Да. Как ты догадалась?

        — Достаточно было проследить за твоим взглядом. Мысленно ты был гдето далеко.

        — Потому что это далекое прошлое.

        — Не такое уж и далекое, Филипп.

        — Сейчас я живу настоящим…

        — Ваше прошлое столь насыщенно, что за ним порой трудно разглядеть хоть какоето наше будущее.

        Я не мечтаю об идеальной любви, но не желаю жить в условном наклонении и еще меньше

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту