Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

28

ответь как можно скорее.

      Филипп

       

        Они держались уже часа два. Короткое затишье позволило им подтянуться вверх на несколько сантиметров, где они обрели более крепкую опору. Сьюзен пришла в себя.

        — Я едва не утонула в горах. Мне никто не поверит!

        — Берегите силы.

        — У тебя скоро превратится в привычку затыкать мне рот.

        — Мы еще не выбрались.

        — Если бы твой бог хотел нас забрать к себе, мы были бы уже там.

        — Опасность исходит не от Бога, а от горы и селя, а у них характер куда хуже вашего!

        — Я устала, Хуан.

        — Знаю. Я тоже.

        — Спасибо, Хуан. Спасибо за то, что ты сделал.

        — Если бы все люди, которых вы спасли, начали вас благодарить, то сколько уж месяцев мы в долине одни бы только «спасибо» и слышали!

        — Помоему, ливень стихает.

        — Ну, значит, самое время молить Бога, чтобы так оно и было.

        — Тогда лучше это сделать тебе. Боюсь, у меня перед ним некоторые долги имеются.

        — Ночь еще не скоро кончится, отдохните.

        Они провели молча несколько часов в грохоте никак не стихавшей грозы. Около четырех утра Хуан задремал и ослабил хватку. Сьюзен тут же скользнула вниз, вскрикнув от неожиданности. Хуан дернулся, ухватил ее покрепче и подтянул обратно.

        — Простите, я уснул.

        — Хуан, тебе самому нужно экономить силы. Вдвоем мы никогда не выберемся. Если ты меня отпустишь, то сможешь выкарабкаться.

        — Если вы и дальше собираетесь болтать чушь, то лучше вам помалкивать.

        — Да у тебя просто мания затыкать мне рот!

        Она замолкла, но вскоре вновь нарушила предписанное Хуаном молчание, принявшись рассказывать, как ей страшно. Он и сам думал, что настал их последний час. Пауза. Потом она спросила, о чем он думает. Он взывал к своим родителям. Сьюзен замолчала. И вдруг начала истерически хохотать.

        — Что смешного?

        — Филипп наверняка сидит сейчас перед телеком!

        — Вы думаете о нем?

        — Забудь, что я сказала. Как думаешь, нас похоронят как героев?

        — Вам это важно?

        — Не знаю. — Она колебалась. — Может, и важно. — Подумала еще. — Нет, пожалуй, не важно. Просто у меня не было красивой свадьбы, и мне бы хотелось рассчитывать хотя бы на красивые похороны.

        Им надо было двигаться дальше. Почву под ними уже настолько размыло водой, что, даже если ливень наконец прекратится, она грозила в любой момент оторваться от склона и увлечь их за собою в пропасть. Хуан умолил Сьюзен сделать последнее усилие и начал опасный подъем. Крик Сьюзен заставил его обернуться. Ей зажало ногу. Придерживая Сьюзен одной рукой, он спустился и на ощупь высвободил ее ногу, придавленную неизвестно чем — в темноте ни черта не было видно. После мучительного подъема они добралисьтаки до следующего, еще не смытого витка дороги и, перейдя ее, устроились у откоса горы. Могучий и непредсказуемый ураган вскоре величаво развернулся и удалился умирать в отроги горы Игнасио, за сто километров от здешних мест. Кортеж ливневых дождей проследовал за ним.

        — Мне очень жаль, — проговорил Хуан.

        — Чего?

        — Я лишил вас красивых похорон! Мы спасены!

        — Ну, это не страшно, не переживай. У меня есть дветри подружки, которые и в тридцать лет не будут замужем, так что я вполне могу повременить с похоронами, не рискуя прослыть старой девой!

        Хуану не нравились ее шутки, и

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту