Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

3

у башни контроля за полетами. Пилота на борту самолета не было. Оба пропеллера погнулись, а корпус разломился пополам. Несколькими минутами позже перевернулся набок грузовикцистерна, и от искры вспыхнуло горючее.

       

       

* * *

       

        Филипп накрыл рукой руку Сьюзен, перевернул и погладил ее ладонь.

        — Я буду очень по тебе скучать, Сьюзен.

        — Я тоже… очень.

        — Я горжусь тобой, хотя мне и не нравится, что ты вот так меня бросаешь.

        — Замолчи, мы ведь договорились, что не будет никакого нытья.

        — Не требуй невозможного!

        Склонившись друг к другу, они почувствовали, как грусть расставания примешивается к счастью девятнадцатилетней дружбы, вместившей в себя почти всю их жизнь.

        — Ты будешь давать о себе знать? — спросил он тоном маленького мальчика.

        —Нет!

        — Будешь мне писать?

        — Как потвоему, могу я получить мороженое? Обернувшись, он позвал официанта. Тот подошел,

        и Филипп попросил принести два шарика ванильного мороженого, посыпанных миндалем, политых жидким шоколадом и карамелью. Именно такое мороженое предпочитала Сьюзен, она было самым ее любимым. Сьюзен взглянула ему в глаза:

        — А ты?

        — Напишу, как только у меня будет твой адрес.

        — Я не об этом. Ты решил, чем будешь заниматься?

        — Два года в «Купер Юнион»3, а потом попытаюсь сделать карьеру в какомнибудь крупном рекламном агентстве.

        — Значит, решения ты не поменял? Какую же глупость я сказала! Ты же никогда не меняешь своих решений!

        — А ты? Разве ты меняешь свои?

        — Ты не поехал бы со мной, предложи я тебе, потому что это не твой путь. А я не останусь здесь, потому что это не моя жизнь. Так что прекрати этот цирк.

        Сьюзен с явным удовольствием поглощала мороженое и время от времени скармливала ложечку Филиппу, который покорно его проглатывал. Она поскребла по дну креманки, подбирая остатки ореховой крошки. Большие часы на противоположной стене показывали пять — наступал вечер осеннего дня. Повисла странная тишина. Сьюзен смотрела в окно, прижавшись носом к стеклу, потом оторвалась от него, перегнулась через стол, обвила руками шею Филиппа и выдохнула ему в ухо:

        — Знаешь, а я боюсь.

        Филипп чуть отодвинул ее от себя, чтобы лучше видеть лицо,и ответил:

        — Я тоже.

       

       

* * *

       

        В три часа ночи в ПуэртоЛемпире первая девятиметровая волна смела дамбу, попавшуюся ей на пути, и обрушила на порт тонны песка и камней, практически его уничтожив. Металлический кран согнулся под напором ветра, его стрела упала и проломила обшивку контейнеровоза «Рио Платано», который тут же погрузился в бушующие воды. Еще какоето время между волнами мелькал его устремленный к небу нос. Чуть позже судно навсегда исчезло в темной бездне. В этих краях ежегодно выпадает больше трех метров осадков, и те, кому удалось пережить первые шквалы Фифи, укрывшись в глубине континента, погибли в пучине разбуженных рек, вышедших из берегов и сметавших все на своем пути. Все поселения долины исчезли с лица земли, затопленные беснующимися потоками, влекущими за собой вырванные с корнем деревья, обломки мостов, дорог и домов. В районе Лимона деревушки, угнездившиеся на склонах гор Амапалы, ПьедрыБланки, БискуампоГранде, ЛаХиги и Капиро, водою смыло вниз, в уже затопленные долины. Немногие уцелевшие люди, сумевшие

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту